ш а л а г р а м

Российский Фонд Трансперсональной Психологии

Международный Институт Ноосферы


Институт Ноосферных Исследований

ЗНАНИЕ

МЕСТА СИЛЫ

КУНТА ЙОГА

ГЕОМАНТИЯ

ШАМАНИЗМ

МАНИПУЛЯЦИЯ

МЕТАИСТОРИЯ

ТАЙНЫ

ИСКУССТВО

ШАЛАГРАМ

ПРИБОРЫ

СЕМИНАРЫ

г.Москва  Электронная почта shalagram@shalagram.ru

 

 

Самоорганизация как смена мировоззрения

К.И.Бурсаниди
e-mail: kosta-bu (at) mail.ru

В данной статье предлагается на рассмотрение механизм создания условий, при которых возможна в рамках естественно-природных условий самоорганизация социально-политической системы совершенно другого типа, в отличие от известных и существующих на данный момент, и которую можно рассматривать как возможный ответ на возникшие в последние десятилетия социальные, техногенные, природные, экономические кризисы, которые все вместе и совершенно оправданно называют системным кризисом, и не только России, а международным, и неразрешение которого может привести к очень печальным последствиям.

«Я совершенно не исключаю, — пишет Моисеев Н.Н. в статье «Философия выживания», — возможности фатального исхода человеческой истории. Если люди не смогут преодолеть тех реликтов неандертализма первобытной дикости, агрессивности, без которых человечество было бы неспособно выжить в предледниковые эпохи, то такой исход может наступить уже не в столь отдаленном будущем». Все правильно, оно просто прекратит свое существование. За взрывообразным накоплением информации и изменением технологий не будут поспевать менталитет и нравственность — культурные тормоза их применения.

Говоря о системном кризисе, мы должны совершенно четко и ясно представлять, что мы уже говорим не о проявлении свойств, лучше будет сказать императива поведения, индивидов, составляющих эту систему, а императива поведения самой системы. В этой связи будет небесполезно напомнить, что алгоритм поведения системы зависит не настолько от свойств и качеств элементов, входящих в систему, как от тех связей, которые реализуются между этими элементами в этой системе. Учитывая, что системные законы универсальны, конкретизирую вышесказанное примером не из области живых, социальных систем, об этом мы поговорим намного ниже, а из области минералогии. Углерод, как химический элемент IV группы периодической системы Менделеева, имеет три кристаллические модификации: графит, алмаз и лонсдейлит (найден в метеоритах и получен искусственно). Так вот, если графит, имеющий гексагональную структуру, слоист, обладает твердостью 1-2 по шкале Мооса, огнеупорен, электропроводен, то алмаз, с кубической структурой, имеет высшую твердость по шкале Мооса — 10 и обладает высоким показателем преломления, электрически нейтрален. Один и тот же элемент, но различно организованные связи с ним придают совершенно различные свойства и качества самой системе (императива поведения).

Для биологических систем, представляющих собой диссипативные структуры1 и отличающихся совершенно другими представлениями и реализацией целостности самой структуры, этот принцип сохраняется. Таким образом, для изменения императива поведения системы необходимо рассматривать возможность изменения связей внутри самой биологической системы.

Существует мнение, что существующий системный кризис берет начало с момента выбора цивилизацией технологического пути своего развития, и которое достаточно хорошо выражено в работе С.П.Капицы, С.П.Курдюмова и Г.Г.Малинецкого «Синергетика и прогнозы будущего» «И вот конец века… Озоновая дыра, перспектива глобального потепления, гибель огромных массивов тропических лесов. Встреча в Рио-де-Жанейро. Встревоженные ученые, разделяющие их озабоченность политики. Но разделяющие не настолько, чтобы договориться о чем-нибудь конкретном. «Тупик — устойчивого развития». Однако гораздо опаснее другое. Отставание нравственных императивов от уровня технологии. Создатели первых подводных лодок полагали, что их оружие будет настолько страшным, что войны прекратятся. Но они ошиблись. Судьба Хиросимы, недавние бомбардировки в центре Европы, с целью «преподать урок» сербам, и многие другие трагедии, как выяснилось, ничему не учат. Не меняют императивов… Становится ясно, что путь технологической цивилизации, по которому человечество уверенно начало последние четыре века, подошел к концу, что с такими стереотипами массового сознания нам попросту не выжить. Нетрудно предположить, что в XXI веке от многих привычных вещей придется отказаться, как в сфере технологии, так и в области идеологии, морали, основополагающих представлений о человеке. Возможно, XXI век войдет в историю как начало эпохи Великого Отказа». Но, тем не менее, каким бы Отказ Великим ни был, это — все равно не смена императива, а лишь только Отказ (когда-то мы отказались распространять атомное оружие и клонировать человека). Но возможен ли он, принципиально не меняя императива? Конечно, нет. Имеющийся императив не позволит. Говоря об императиве, я вкладываю тот безусловный принцип поведения человека, который вкупе с развитым интеллектом позволил человеку не только выжить в невероятных природных условиях, но и в бешеной войне со всем миром и с самим собой завоевать-таки всю планету, подчинив себе животных, растения, изменив для своих нужд ландшафт и даже начать осваивать околоземный космос. И это было сделано благодаря этому императиву поведения не только индивида, но системы.

Поскольку системный кризис — это кризис межэлементных связей, мне представляется, что впервые системный кризис проявился намного раньше, нежели выход человечества на технологический путь развития. Еще в самых ранних, первых христианских поселениях, появившихся на территории Римской империи, была осуществлена попытка впечатывания заповедей Христа в плоть и в кровь человека, по крайней мере, в них к этому стремились. Но, к сожалению, этого не произошло. Все заповеди остались лишь правилами поведения, законом, а не «значениями», образованными при совместной деятельности и, следовательно, включенными, впечатанными в систему саморегуляции индивида и общества, — то есть не стало основой мировоззрения. Уже во втором веке жизнь в христианских общинах сильно изменилась. Усилилась власть руководителей общин, наладилась постоянная связь между ними, сформировалась церковная бюрократия. Можно сказать, что со временем в этих поселениях как в системе установилась система управления, регуляции обыкновенного государства, даже далеко не демократического. Произнесенная Нагорная проповедь Христом 2000 лет назад и обозначившая совершенно новые нравственные и моральные принципы поведения человека так и не вошла в его плоть и кровь, хотя на данный момент она известна практически каждому. Безусловно, мировоззрение — это системный процесс, и наблюдаемый, переживаемый международный кризис по существу является кризисом мировоззрения, который просто необходимо менять. Но, для того, чтобы понять, как это сделать, показать возможность самоорганизации системы другого типа с другими внутрисистемными связями и, следовательно, с другим мировоззрением, а также почувствовать возможное состояние самой системы, мы коротко, насколько это возможно, рассмотрим возможные императивы поведения индивида, а затем и системы.

При определении императива поведения индивида я опираюсь на представления о человеке как о двухкомпонентной системе, состоящей из Сознания человека и его организма как биологической системы и соответствующего взаимодействия, возникающего между ними. Поскольку эти компоненты носят фундаментальный характер, остановимся немного на них.

Человек как биологическая система представляет собой диссипативную структуру со встроенными в нее системами регуляции условий существования самой структуры, направленную деятельность которых на сохранение этих условий, а значит и целостности системы, структуры и называем выживанием. Или, по-другому, другим языком, можно сказать, что человек есть не что иное, как живой организм, наделенный необходимыми генетически записанными программами морфологического развития и поведения для осуществления взаимодействия с окружающими его средами (естественная плюс социальная), которые, безусловно, все относятся к разряду инстинктов самосохранения, поскольку через них организм выражает свою потребность в химических веществах (их отсутствие или избыток можно рассматривать как угрозу сохранения целостности), и отношение к окружающей среде через свое поведение. Кроме этого, организм снабжен органами чувств, акцепторами, дающими ему информацию об окружающей среде и обеспечивающими ему адекватное взаимодействие с ней. Вся информация, получаемая и изнутри, и извне, и передаваемая организму, является необходимой системам саморегуляции для осуществления ею основной своей деятельности — сохранения целостности системы, или по-другому данную деятельность можно назвать — выживанием.

Если о природе данной компоненты человека у людей не возникает принципиальных разногласий, то относительно второй компоненты — Сознания — хоть пруд пруди. Определений и описаний его природы много, но чаще всего все они вертятся вокруг его материальности и нематериальности. Я не хочу вдаваться в аргументацию той или иной теории на данный момент. Важно то, что оно, Сознание, существует как таковое, — это во-первых. И, во-вторых, при таком большом разнообразии подходов к определению Сознания все они едины в том, что, если мир организма человека как биологической системы это, прежде всего, мир физико-химических процессов и взаимодействия с окружающими его средами, то мир Сознания — мир абстрагированных смыслов, значений, отношения Сознания к этому природному миру, формирующийся и расширяющийся в результате взаимодействия людей с окружающими средами, выраженный в некоторой знаковой форме. Слушая произносимые слова, читая написанные, люди реагируют на значения, представленные ими, нежели на звуки и письменные знаки как таковые.

Сознание, проводя резкую грань между естественно-природным миром и собственным — миром смыслов и значений, обрывая причинно-следственные связи между ними, проявляет себя, и довольно активно, как независимая суверенная субстанция, способная формировать, благоустраивать свой собственный мир.

Вот мы и добрались до обозначения императива поведения человека как индивида. А именно, — если деятельность систем саморегуляции человека, или выживание, как необходимый атрибут человека — представителя биологического вида проявляется всегда, как того требует ситуация, то Сознание само, определяя степень значимости той или иной деятельности систем саморегуляции, инстинкта самосохранения, решает что ему делать в этой ситуации. И:

  • если Сознание сотрудничает с деятельностью систем саморегуляции, или по-другому, — сопровождает данный процесс, и тем самым задавая поведение человека, формируя при этом в своем мире «значения», смыслы, их ценностной ряд, соответствующий сопровождаемой деятельности, то такой императив поведения мы назовем выживанием. В этом случае инстинкты самосохранения или деятельность систем саморегуляции находятся в зоне внимания Сознания и сопровождаются им;
  • в том же случае, когда Сознание не сотрудничает с деятельностью систем саморегуляции, как бы игнорирует их, оставаясь при этом в том ценностном ряду, в котором находилось до провоцирования этой деятельности, — будет императив сохранения культуры, или альтруизма. В этом случае инстинкты самосохранения, хотя и игнорируются, но все же находятся в зоне внимания Сознания;
  • последний императив поведения, который может реализовываться из соотношения 2-х компонент — Сознания и деятельности систем саморегуляции организма, — это императив, когда Сознание вытесняет деятельность систем саморегуляции из зоны своего внимания, или как бы не замечает ее. И, если появляется угроза сохранения целостности извне или изнутри, то при этом акцентирует свое внимание на саму угрозу.

Перед тем как написать выводы, следующие при таком подходе к возможным императивам поведения человека, хотелось бы кое-что уточнить. При возникновении угрозы сохранения целостности (жизни) сложные организмы могут иметь совершенно различную реакцию на нее, — агрессию, панику, обморок, бегство…, но, несмотря на такой большой спектр реакций, это все — реакция организма, деятельность систем саморегуляции, имеющих либо врожденный, либо приобретенный механизмы, и относительно которой Сознание и формирует императив поведения и соответствующий этому поведению свой абстрактный мир.

Анализ поведения людей в экстремальных ситуациях, а также результаты исследователей, изучающих особенности состояния, поведения и деятельности людей в экстремальных ситуациях с витальной угрозой, позволяет сделать следующий вывод:

При воздействии угрозы сохранения целостности (Y), исходящей извне и изнутри на биологическую систему, состоящую из двух суверенных субстанций — организма (О) и Сознания (С), возможны следующие императивы поведения системы и соответствующие им последствия и следствия:

Отсутствие ответной реакции и организма, и Сознания на возникшую угрозу. Данный императив поведения можно назвать сохранением равновесия. (К1)

При реализации императива поведения выживания, когда Сознание сотрудничает с реакцией организма на угрозу сохранения жизни, и к тому же эта поведенческая реакция становится объектом пристального внимания Сознания, то есть оно сотрудничает с ней, то, кроме психофизиологических изменений (изменения биоритмов, перенапряжений), психосоматических последствий, а они неизбежны) происходит сужение восприятия Сознания до уровня обслуживания только этой реакции, данного процесса, с соответствующим формированием мира смыслов, «значений» и суждений. До всего остального, пока происходит обслуживание этого процесса, Сознанию нет дела. И это все приводит, естественно, к сильному загрублению, либо выключению некоторых органов чувств и минимизации коэффициентов коммуникации Сознания с окружающими средами, с одновременным стремлением коэффициента эгоцентризма к единице. (К2)

Внимание Сознания автоматически сохраняется в том же «ценностном ряду», где и находилось до воздействия раздражителя, хотя реакция организма существует и находится в зоне внимания Сознания. Коэффициент коммуникации со средами остается прежним, как и до возникновения угрозы, а эгоцентризма — стремится к нулю. Данный императив поведения с сохранением культурных ценностей, социальных рудиментов можно назвать альтруизмом. (К3)

Сознание, при отсутствии реакции организма, автоматически полностью переключает свое внимание на саму угрозу. При таком императивом поведении оно становится не только дополнительным органом восприятия, но и оказалось способным активно вмешиваться и в саму реальность, решая проблему по-своему и своими, нам непонятными методами, тем самым проявляя себя не формальной, условной, а активной единицей, не только материально созерцающей, но и материально созидающей, творящей. Проявление такого императива поведения в случае угрозы, характеризующееся равенством нулю коэффициента эгоцентризма, позволяет исключить существование причин формирования психосоматических заболеваний и психологических расстройств. А коэффициент коммуникации со средами, равный единице, позволяет говорить о возможности самосогласованного поведения при рассмотрении самоорганизации макросистем, но уже не по биологическим каналам связи. (К4)

Все эти варианты поведения, уложенные в бифуркационную интерпретацию (рис. 1) реализуются в жизни, но в различной степени. Так, согласно данным академика Амосова, получается, что лишь только каждый десятый альтруист, а на счет четвертого императива поведения, когда Сознание проявляет себя как материальный объект и активно вмешивается в среды, пока можно сказать, что оно реализуется импульсивно и исключительно не у всех, даже трудно это оценить — у сотого, тысячного. Но, исходя из полученного анализа, следует, что именно этот императив поведения наиболее благоприятен во всех отношениях для человека и перспективен в плане самоорганизации социальной системы нового типа.

Рис. 1. Возможные императивы поведения.

Рис. 1. Возможные императивы поведения.

Кроме этого из бифуркационной интерпретации следует возможность существования различных мировоззрений. Для того, чтобы увидеть, что разделение императивов поведения приводит к разделению, точнее формированию различных мировоззрений, давайте мысленно представим, что на группу людей или систему действует единый сигнал, провоцирующий инстинкт самосохранения. И если этот сигнал будет иметь достаточно большой промежуток времени, то в результате совместной реализации системы того или иного императива поведения, будут формироваться и соответствующие выбранным императивам поведения и значения, смыслы, суждения в мире Сознания при обслуживании им этих императивов поведения. Но эффективное окружение, в котором живет и действует человек, есть совокупность всяких значений — значений физических объектов, людей, образов, действий, эмоций. Мир человека — это мир стабилизированных значений, которые в свою очередь «постоянно подтверждаются в действии. Поскольку большинство поступков люди совершают в качестве участников каких-то коллективных действий, в известной мере все значения являются объектами социального контроля». Иными словами «реальность, к которой люди постоянно приспосабливаются, состоит из конвенциональных значений — согласованных способах подхода к различным категориям объектов» (Шабутани).

При таком подходе становится ясно, что для разных групп, выбравших различные императивы поведения, формируются и различные миры, точнее реальности, и как следствие — соответствующие им мировоззрения — миры согласованных значений, согласованных взглядов на объективный мир и место человека в нем, которые затем, включаясь в систему саморегуляции индивида, обеспечивают устойчивость самой реальности. Говорить о плавном переходе из одной реальности в другую в этом случае уже невозможно. Именно выбор предопределяет наличие той или иной реальности с потенциально заложенными в них значениями для самой системы и, как следствие, мировоззрениями. И в таком случае совершенно неважно, кто и когда первый то или иное значение вырвет из этого ряда, а важно то, что оно изначально сидит в этой реальности.

Но, если значения, смыслы — есть результат коллективного взаимодействия, и наличие их у конкретного субъекта делает его сопричастным с сообществом, то довольно интересно посмотреть, какова роль самого значения для субъекта, не в плане коммуникации в сообществе, а в плане восприятия, осознании им окружающего мира. Вот что нам дают эксперименты, проведенные исследователями и описанные В.П.Петренко в его книге «Методология экспериментальной психосемантики»: Если «испытуемому, находящемуся в глубоком гипнозе, дается запрет видеть какой-либо предмет то, выходя из этого состояния, он не воспринимает не только «запрещенный» предмет, но и «не видит» семантически связанных с ним. Например, на запрещение видеть сигареты при просьбе перечислить ряд предметов, находящихся перед ним, он не воспринимает также пепельницу, спички или окурки, или же, указав на семантически связанный предмет, забывает его предметную функцию (не забываем, что значения — сначала свойства поведения). Так, например, один из испытуемых, находящийся под влиянием постгипнотической инструкции, смог увидеть зажигалку, но, называя ее «цилиндриком», забывал ее предназначение. При этом, если запрещенный объект или семантически связанные объекты достаточно громоздки и закрывают при перечислении поле других, испытуемый не «протыкает» пальцем «невидимый» объект, а отклоняет свой указующий перст. Последующий ассоциативный эксперимент, проводимый с испытуемым, показал, что из их памяти выпадают слова, обозначающие запретное, и гипнотической инструкцией как бы «вырезается» определенный лексический пласт языкового сознания. Испытуемый видит объект, но не осознает его». Как говорится, комментарии здесь совершенно излишни. Единственное отметим, что и восприятие, и осознание окружающего мира для субъекта ограничиваются тем мировоззрением, на которое мы «согласились», выбирая тот или иной императив поведения, и любые потуги, находясь в рамках конкретного мировоззрения, «увидеть» что-то больше, глубже, останутся, к сожалению, лишь только потугами.

Возвращаясь к «бифуркационной интерпретации» переходного процесса, и, исходя из возможности реализации трех императивов поведения, мы и получаем три различные реальности со своими заданными коэффициентами коммуникации с окружающими средами (внутренней и внешней) и своими потенциально заложенными «значениями».

Рис. 2. Возможные императивы поведения системы с формированием соответствующих реальностей.

Рис. 2. Возможные императивы поведения системы с формированием соответствующих реальностей.

Если в реальности выживания Сознание, обслуживая реакции организма и воспринимая окружающие среды через призму этих реакций, как бы «спит» для них, так как занято обслуживанием самих реакций, то «просыпается» Сознание в реальности альтруизма. И, хотя в этой реальности состояние системы, ее способности и возможности, мировоззрение, устанавливаемые в ней, совершенно отличны от предыдущей, не следует забывать, что в этой реальности, хотя и реакция биологической системы или деятельность систем саморегуляции Сознанием не обслуживается, но все равно сохраняется в зоне своего внимания.

В этой связи, если вспомнить, что заповеди, — не убивай, не прелюбодействуй, не кради, не произноси ложного свидетельства на ближнего твоего, не желай дома ближнего твоего, … выступают как табу, категорический запрет на действия, но при этом они не выводятся из зоны внимания Сознания, то совершенно понятно, что данное поведение характерно для реальности, соответствующей императиву поведения системы альтруизм, которая, безусловно, приходит на смену реальности выживания.

Ну а как же быть с другой реальностью, которая, хотим мы этого или нет, но появилась на бифуркационной диаграмме, и которая в принципе вполне возможна, и переход на которую, хотя при этом о новой реальности, как таковой, никто не говорит, но многие видят в совершенствовании человека, его духовного мира? «Необходимо, чтобы целью каждого человека и общества стало преображение и духовное совершенствование во имя перехода человечества на новый виток эволюционного развития — от человека разумного к человеку духовному», или, — «единственное, что может спасти человечество от злоупотребления научно-техническим прогрессом, — это нравственное чувство», — пишут Тихоплав В.Ю. и Тихоплав Т.С. Более емко и однозначно по этому поводу пишет Моисеев Н.Н. в своей работе «Современный антропогенез и цивилизационные разломы».

«Сегодня говорят о необходимости формирования новой нравственности. Разговор о нравственности и ее утверждении действительно необходимы. Без этого у человечества не будет будущего. Но я совсем не убежден, что надо изобретать какие-либо новые принципы взаимоотношения людей. Необходимое уже сказано — это принципы Нагорной проповеди. Если бы они действительно вошли в плоть и кровь людей, если бы люди научились «любить людей» и чувствовать ответственность за судьбу других, независимо от цвета кожи и принадлежности к той или иной цивилизации, то отыскание необходимых компромиссов, вероятно, не оставило бы проблемы.

Но вот как добиться, чтобы эти принципы стали настоящим человеческим alter ego, и есть главный вопрос. И для его решения формирования нравственных принципов недостаточно! Мы переходим в сферу морали — понятия более тонкого, связанного с духовным миром человека, его ориентацией на внутренние ценности. Так от вопросов экологии и политологии мы неизбежно должны перейти к обсуждению проблем эволюции внутреннего мира человека. Вот здесь, как я в этом убежден, и лежит ключ к самому главному — сохранению вида homo sapiens на планете».

Поскольку на заповеди мы посмотрели под другим углом зрения, то есть смысл под этим же углом зрения посмотреть и на некоторые заповеди из Нагорной проповеди Христа:

  • «Вы слышали, что сказано древним: не убивай, кто же убьет, подлежит суду. А я говорю вам, что всякий гневающийся на брата своего напрасно, подлежит суду;…
  • Вы слышали, что сказано древним: не прелюбодействуй. А я говорю вам, что всякий кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с ней в сердце своем;…
  • Вы слышали, что сказано: люби ближнего твоего и ненавидь врага твоего. А я говорю вам: любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас, и гонящих», — с этой же точки зрения, как видно, запрещены не только действия, но и дан запрет держать их даже в мыслях, то есть в зоне внимания Сознания. В таком случае Нагорную проповедь стоит воспринимать как признаки и описание состояния другой, новой реальности — реальности жизни, которая появляется в результате реализации императива поведения системы описанного выше и обозначенного К4 на рис. 1.

Попытки индивидов реализации данного императива поведения изменяют лишь его мировосприятие, мироощущение, но никак не мировоззрение, являющегося системным параметром, которое через значения включается в систему саморегуляции уже индивида и становятся уже не правилом, законом поведения, а становятся его настоящим человеческим alter ego. Для того, чтобы это случилось, нужен скачкообразный переход на другую реальность, необходима смена императива поведения системы. Как это осуществить? Для начала есть смысл рассмотреть возможные императивы поведения уже не индивида, а макросистемы, подразумевая точно также, что она состоит из макробиологической системы — вида, популяции, и …

''— Благодаря Хранилищам Памяти, естественно, — ответил он, — Диаспар всегда состоит из одних и тех же людей, хотя их сочетание изменяется по мере того, как создаются или уничтожаются их физические оболочки…

Хедрок покачал головой.

— Это всего лишь очень и очень незначительная часть ответа. С теми же точно людьми можно построить множество модификаций общества. Я не могу это доказать — у меня нет прямых свидетельств этому, — но я все-таки убежден, что так оно и есть. Создатели нашего города не только строго определили число его обитателей, они еще установили законы, руководящие нашим поведением. Мы едва ли отдаем себе отчет в том, что эти законы существуют, но мы им повинуемся».

А. Кларк «Города и звезды»

Макробиологическая система (вид, популяция), как и любая биологическая система, представляет собой диссипативную структуру, для которой быть, существовать, значит находиться далеко за порогом неустойчивости, в состоянии неустойчивого равновесия, но, к тому же, это еще и означает быть постоянно чувствительным, восприимчивым к флуктуациям внешней и внутренней среды и реагировать на них адекватно и как целостность. Процесс образования диссипативной структуры и есть процесс самоорганизации, или — диссипативная структура — это постоянный процесс самоорганизации, требующий постоянно энергию, которую система и приобретает в процессе взаимодействия с внешней средой… Все это, конечно, справедливо и для индивида. Но в отличие от него:

  • У макробиологической системы нет Сознания. Поэтому говорить о различных императивах поведения системы не приходится. У нее существует лишь один императив поведения, и он определяется деятельностью систем саморегуляции — выживанием.
  • Но если у индивида для осуществления этой деятельности системы саморегуляции имеют свои организованные коммуникационные каналы, сети — нервные и гуморальные системы, обеспечивающие почти мгновенную и адекватную реакцию организма на раздражители, исходящие из внешней и внутренней среды, то у популяции коммуникационные сети носят статистический характер, характеризующийся тем, что индивиды вступают между собой в случайные взаимоотношения путем обмена информацией или совместных действий. В любом случае взаимодействие осуществляется через поведение, которое в свою очередь предопределяется генетически и включено в систему саморегуляции индивида. Исходя из принципа доминанты Ухтомского, можно сказать, что поведение индивидов, направленное на достижение одной, одинаковой для всех цели, и совпадающей с целью макробиологической системы, всегда выстраиваются иерархически. Под сигнал, поведение доминанты остальные индивиды выстраивают свое поведение соподчинено, тем самым обеспечивая системе самосогласованное поведение и сохранение ее целостности.

Этологи, рассматривая поведение человека и животных, ведущих групповой образ жизни, замечают: «Поскольку иерархическое поведение проявляется у самых разных видов, в том числе (и особенно!) у примитивных, практически неспособных к обучению, то можно уверенно полагать, что основа рангового потенциала дается особи при рождении (быть может, вместе со щетинками или чем-то подобным). Причем специфически высоко-, или низкоранговое поведение начинается проявляться с первых дней жизни. Значит, поведение особи в иерархии регулируется врожденными поведенческими механизмами, то есть инстинктами…

Обычно, альфа с большей решимостью, упорством и удовольствием занимается внутригрупповой борьбой, которая для него нередко становится самоцелью. Омеге эта борьба гораздо менее приятна — он более уступчив.» (А. Протопопов)

Таким образом, способность управлять и подчиняться закреплена генетически у каждой особи. Но есть, и то лишь порядка одного процента, считайте на уровне ошибки, индивиды, у которых генетически не закреплен какой-либо один из этих двух видов поведения. Они биологически внесистемны — не стремятся управлять, но и не любят быть управляемыми.

«У историка и этолога, — продолжаем цитировать, только уже В.Р.Дольника, — восприятие мощных автократических и тоталитарных государств прошлого и настоящего противоположно. Для историка эти многоступенчатые иерархические образования — достижение разума, блестящей организации, гениальных царей и полководцев. Они возвышаются над организацией прочих племен и народов, как египетские пирамиды — над барханами песка.

Для этолога — это примитивные самообразующиеся структуры, просто разросшиеся до гигантских размеров. Их построили не гении, а «паханы».

В силу инстинктивных программ люди самособираются в иерархические пирамиды, это почти так же неизбежно, как образование кристаллов (если в структурах, образованных устойчивым равновесием, за это ответственны химические связи, то в диссипативных — способность подчиняться и подчинять). Если будет задействован весь ряд иерархических программ, люди могут образовать огромную по масштабам, но примитивную по устройству структуру соподчинения — авторитарную империю. Эта структура совсем не обязательно самая выгодная для каждого человека и всех вместе или самое эффективное и правильное из того, что люди могли бы создать, примени они к тому же еще и разум. Это всего лишь самое простое. С этологической точки зрения, образовать автократическое государство — это не подняться на вершину, что требует верно направленных усилий, а лишь скатиться в воронку, для чего можно либо вообще усилий не применять, либо применять их неверно, барахтаться. Взгляд неожиданный, но продуктивный».

Для нас же имеет большое значение то, что применительно для человека, обладающего индивидуальным Сознанием (его вмешательство в любое дело всегда дает плоды), возможно использование схемы определения императива поведения человека (рис. 1), но только уже относительно этих социальных инстинктов, или деятельности систем саморегуляции, только уже не индивида, а макробиологической системы. В таком случае, когда Сознание сопровождает их, то в системе реализуется реальность выживания, игнорирование их — альтруизма, ну и последний императив должен привести к реальности — жизни.

Реализация императива поведения выживания вроде бы понятна. Сознание, сопровождая, обслуживая этот инстинкт, выстраивает систему управления обществом сообразно тому, как диктует биология, система саморегуляции макробиологической системы — сугубо иерархически, с прохождением коммуникации лишь только сверху вниз, с образованием государств авторитарного и тоталитарного типа, или более правильнее назвать государств силового типа. Вариаций на эту тему может быть много, но суть будет всегда одна. И если примеров из истории, точнее из реальной жизни, подтверждающих такой императив поведения системы, искать не надо (современное представление демократического государства с представительной властью сути дела не меняет), — то, что касается императива альтруизма, то без него мы не обойдемся.

Единственная, на мой взгляд, попытка оторваться от животности на макроуровне путем реализации оригинальной выборной системы, и, как следствие, достижения демократии, была осуществлена в древней Греции, в золотом веке Афинского государства, в котором, на это следует обратить особое внимание, все вопросы внутренней и внешней политики решались только в народном собрании, проводящемся напротив Акрополя, на холме Пникс.

Рис. 3. Площадь Пникс в Афинах - сердце демократии древней Греции.

Рис. 3. Площадь Пникс в Афинах — сердце демократии древней Греции.

Собрание созывалось не менее 40 раз в течение года, и в нем могли принимать участие лишь только граждане Афин независимо от имущественного положения и достигшие 20 летнего возраста. Это не что иное, как референдум (всенародный опрос), который проводился далеко не один раз в четыре года, как это делается сейчас. Законопроекты тщательно обсуждались, и это обсуждение проводилось как бы в форме судебного процесса. И только после этого принимался этот закон либо открытым, либо тайным голосованием, на общем собрании. Но и после его принятия, автора законопроекта в течение года могли привлечь к ответственности по обвинению в том, что предложил закон, противоречащий демократической конституции и существующим законам. И наказание могло бы быть суровым, вплоть до лишения гражданских прав и изгнания из Афин (остракизм), поскольку для афинян демократия была превыше всего. Как мы видим, коммуникация была далеко не односторонней. Внародном собрании также происходили выборы должностных лиц, связанных с государственными финансами, и военных. Их выбирали открытым голосованием. Все остальные должности замещались по жребию. По жребию выбирался и совет пятисот, который занимался вопросами управления в промежутках между собраниями, и суд присяжных (гелилея), совет старейшин (ареопаг), коллегия десяти стратегов, коллегия архонтов и еще ряд других должностных лиц. И если, как мы говорили ранее, низкоранговые снижают накал внутригрупповой борьбы за место под солнцем в иерархической структуре, то жребий во всех этих случаях не только уравновешивал шансы всех занять ту или иную должность, но и исключая интриги, подкуп, договор, коррупцию,… ее просто снимал, тем самым переводил всю энергию, затрачиваемую раньше на эту борьбу, совершенно на другую деятельность, которая появлялась в совершенно новой зоне, зоне внимания Сознания. Именно жребий являлся очень важным, на мой взгляд, и единственным звеном в усмирении инстинктивных программ, формирующих автократическое, «пахановское» государство, и, что немаловажно, волей-неволей, но любой афинский гражданин именно жребием втягивался в общественно-политическую жизнь страны. «…Скромность звания не служит бедняку препятствием к деятельности, если только он может оказать какую-либо услугу государству… Мы считаем не свободным от занятий и трудов, но бесполезным того, кто вовсе не участвует в государственной деятельности», — это слова вождя демократической партии, политического деятеля, управляющего Афинским государством в период его максимального расцвета, — Перикла. То есть, практически все общество, так или иначе, включается в систему управления или саморегуляцию.

И, тем не менее, в этом императиве поведения социальные инстинкты все равно остаются в зоне внимания Сознания индивидов и общества, а на макроуровне структура управления обществом остается прежней, доставшейся от реальности выживания.

И наконец, существование ветви К4 на рис. 1 предполагает реакцию человека, точнее его Сознания, на саму угрозу сохранения целостности при отсутствии реакции организма на эту угрозу. Если этот императив поведения проявляется импульсивно или для его реализации нужны длительные тренировки, то в данном случае, рассматривая реакцию системы (человека) на «социальные» инстинкты, или на деятельность систем саморегуляции популяции, мы можем сказать, что нам немного повезло, — если некоторые люди годами тренируются вытеснять инстинкты самосохранения из зоны внимания своего Сознания, а эллины придумали систему жребия для их сдерживания, — то оказалось, что в природе просто существуют люди без этих «социальных» инстинктов, они рождаются такими, без генетически записанных инстинктов самосохранения целостности популяции. Их не интересует внутривидовая борьба, отношения альфы и омеги, они сами по себе. Да, эти индивиды генетически не способны самособираться в структуры, они на это не способны. Но, если их собрать искусственно под единую, конкретную задачу, точнее под поток информации, то тем самым мы создадим условия для возможной самоорганизации новой диссипативной структуры с совершенно другими механизмами саморегуляции, соответствующей природе Сознания, и в которой и будет реализована реальность с мировоззрением, соответствующим принципам, изложенным Христом в Нагорной проповеди. Согласитесь, что тропиночка, ведущая к реальности жизнь (рис. 2), обозначена.

А теперь от теории давайте перейдем к практике.

«Развитие человечества уже пережило, по меньшей мере, две бифуркации — два качественных изменения характера своего развития. Первая перестройка произошла еще в палеолите и привела к утверждению системы табу, ограничивающих действие биосоциальных законов. Среди них особое место занимает табу «не убий!», утверждение которого перевело процесс развития рода человеческого из канала биологической эволюции в канал общественного развития. Вторая перестройка произошла уже в неолите, накануне или даже в начале голоцена. Она связана с качественным расширением экологической ниши homo sapiens, которое произошло благодаря тому, что человечество освоило сначала земледелие, а затем и скотоводство. Обе бифуркации имели планетарные масштабы… Я убежден, что человечество стоит на пороге третьей перестройки такого же масштаба, как и первые две. Другими словами, нас ожидает не только необходимость отыскания новой, более емкой экологической ниши, но и перестройка самого процесса антропогенеза и, в частности, содержание цивилизации, ее целей, взаимоотношения с природой, людей между собой… И это новое общественное поведение должно войти в плоть и кровь человека, определить новый этап его развития как биологического вида, живущего в условиях социума в такой же степени, как вошел в жизнь homo sapiens принцип «не убий!»» (Моисеев Н.Н.)

1. Согласно представлениям Л.Гумилева, последний взрыв этногенеза или пассионарности произошел в 13 веке. В зону этногенеза, по его представлениям, вошли; — создание жесткой княжеской власти в Литве и расширение этого княжества; — исчезновение Древней Руси с образованием России, вызванное возвышением Московского княжества; — консолидация османским бейликом активного мусульманского населения (турки османы); — исчезновение древнего Аксула, экспансия эфиопского православия.

Это все, по существу, примеры выхода систем из состояния неравновесия. Это достаточно хорошо показано Гумилевым в его книге «От Руси до России» при рассмотрении переходных процессов, происходящих в России. В частности, в 3-ей главе «Появление России» дается детальный анализ ситуации, предшествующей переходу к новому этносу, и механизм этого перехода. «…Основная заслуга Ивана Калиты, до сих пор, как кажется, не оцененная традиционной историографией, состоит в другом. При Иване Калите получил свое окончательное воплощение новый принцип строительства государства — принцип этнической терпимости. В отличие от Литвы, где предпочтение отдавалось католикам, в отличие от Орды, где после переворота Узбека стали преобладать мусульмане, в Москве подбор служилых людей осуществлялся исключительно по деловым качествам. Калита и его наследники принимали на службу и татар (христиан и язычников, бежавших из Орды после победы ислама и не желавших поступаться религиозными убеждениями), и православных литовцев, покидавших простых русских людей, все богатство которых заключалось в коне да сабле. Никаких владений у этих людей не было, и потому они искали службы, то есть государственных военных обязанностей, за выполнение коих от князя московского следовало вознаграждение в виде «корма» с небольшой деревеньки. Силой, связующей всех «новонаходников», в Москве стала православная вера. Ведь обязательным условием поступления на московскую службу было добровольное крещение. Креститься необходимо было и для заключения брака. Множество татар — ордынских выходцев — женились на русских красавицах, а татарки выходили замуж за русских».

По существу устанавливалась совершенно новая оригинальная система регуляции этноса.

Совершенно другая, и тоже оригинальная система управления установилась в Османской империи. «Легко заметить, что сущность оттоманской системы заключалась в отборе и тщательной тренировке «овчарок», которые должны были держать в повиновении «стадо» падишаха. Оттоманский общественный раб высшего уровня — это самая трудная, опасная, почетная и славная профессия, о которой только мог мечтать подданный падишаха. Однако, существенным и поразительным правилом оттоманского государственного правления является то, что эти места предназначались лицам иноверческого происхождения безотносительно к тому, были ли родители претендента подданными падишаха, тогда как единоверцы падишаха были нежелательны, даже если они являлись сыновьями оттоманской феодальной знати, которая считалась равной падишаху перед лицом Бога. Исключения допускались крайне редко. Этот обычай просто удивителен, поскольку он являет собой крайнее проявление отлучения отпрысков правящей элиты от власти.

Однако он, безусловно, имел позитивные стороны. Оттоманская система обучения предъявляла человеку столь строгие требования, что только тот, кто полностью и безоговорочно порывал с привычной средой и входил в новую систему как изолированный атом, мог соответствовать ей по всем параметрам. Поэтому среди всех претендентов, находившихся в распоряжении падишаха, наименее пригодными оказывались дети мусульманских феодалов, обремененные клановыми и родственными связями, гордые своим происхождением и религией. Падишахи понимали, что если однажды они уступят и допустят этот свободнорожденный, а потому свободно мыслящий элемент к власти, то возникнет острый конфликт между личностью и системой. И не было никаких гарантий, что в поединке победителем окажется система. Отсюда запрет на принятие мусульман. Надо сказать, что решительная политика эта была оправдана последующими событиями. Когда свободные мусульмане прорвались, наконец, в сферу придворных рабов, система надломилась». (М.Дьяконов «Пути истории»).

Что интересно, и в первом случае, с Россией, нарушение систем регуляции привело к надлому самой системы.

Также следует обратить внимание на то, что если в России в аппарат управления привлекались пассионарии, то в османской империи этого не было в помине. Но их объединяет то, что с медленным угасанием пассионарности в системе, начинает также медленно, но верно давить биология. Кроме этого, достаточно важно то, что в обоих случаях в аппарат управления допускались далеко не все, но генетический спектр у тех, кто привлекался, был весь — это и альфы, и омеги, и последние, которых очень мало и которые всегда внесистемны — это самоактуализирующиеся личности. И что важно — эта внесистемность у них сидит на генном уровне.

Единственная, на мой взгляд, попытка оторваться от животности на макроуровне (об этом я писал чуточку выше), путем реализации оригинальной выборной системы, и, как следствие, достижения демократии, была осуществлена в древней Греции, в золотом веке Афинского государства. Добавлю к тому, что было уже сказано, что система выборов у греков с использованием жребия как бы приближала участников этого процесса к внутреннему состоянию и к стандартной реакции, характерных для самоактуализирующихся личностей. По крайней мере, об этом говорят достижения древних греков. Именно благодаря им, этим достижениям, и появился даже термин — «греческое чудо» — в знак признания их культуры как некого феноменального явления. Но это была искусственная форма усмирения «социальных» инстинктов, это была игра, в которую играли люди с различным генетическим спектром, — и альфы, и омеги, и самоактуализирующиеся личности. А в игре всегда существует что-то нарочитое, искусственное. Недаром о греках говорит Платон как о «вечных детях», да и не только Платон, такими воспринимали все окружающие их народы. Но это все же была игра. И она в свое время закончилась.

2. Что касается этих загадочных личностей, то «А.Маслоу предпринял обширное исследование самоактуализирующихся людей с целью выявить характерный комплекс их психологических особенностей. В результате были выделены 15 основных черт, присущих самоактуализирующимся людям:

  1. Более адекватное восприятие действительности, свободное от влияния актуальных потребностей, стереотипов и предрассудков, интерес к неизведанному. В самоактуализации человек, достигший удовлетворения основных потребностей, гораздо менее зависим и скован, более автономен и сам определяет направление своего движения.
  2. Принятие себя и других такими, какие они есть, отсутствие искусственных, защитных форм поведения и неприятие такого поведения со стороны других.
  3. Спонтанность проявлений, простота и естественность. Такие люди соблюдают установившиеся ритуалы, традиции и церемонии, но относятся к ним с должным юмором. Это не автоматический, а сознательный конформизм лишь на уровне внешнего поведения.
  4. Деловая направленность. Такие люди заняты обычно не собой, а своей жизненной задачей или миссией. Обычно они соотносят свою деятельность с универсальными ценностями и склонны рассматривать её под углом зрения вечности, а не текущего момента. Поэтому все они в какой-то степени философы.
  5. Они нередко склонны к одиночеству, и для них характерна позиция отстранённости по отношению ко многим событиям собственной жизни. Это помогает им относительно спокойно переносить неприятности и быть менее подверженными воздействиям извне. Самореализующимся людям другие люди практически не нужны, зато могут становиться помехой. У них существует пристрастие к раздумьям в одиночестве.
  6. Автономия и независимость от окружения; устойчивость под воздействием фрустрирующих факторов. Такие люди гораздо более самостоятельны и самодостаточны. Они подчиняются, прежде всего, внутренним, а не общественным детерминантам или детерминантам окружения. Этими детерминантами являются законы их собственной внутренней природы, их потенциальные возможности и способности, их творческие импульсы, их потребность познать самих себя и стать более целостными людьми, лучше понять, кем они являются на самом деле, чего они на самом деле хотят, в чем состоит их призвание, или какой должна быть их судьба. Автономность или относительная независимость от окружения означают также стойкость перед лицом неблагоприятных внешних обстоятельств, типа невезения, ударов судьбы, трагедий, стрессов и лишений.
  7. Большая свежесть восприятия; нахождение каждый раз нового в уже известном. Богатство эмоциональных реакций.
  8. Предельные переживания, характеризующиеся ощущением исчезновения собственного «Я». Более частые прорывы на пик переживания. Эти переживания помогают изменять к лучшему мнение человека о самом себе, вносят изменения в его отношение к другим людям и его общение с этими людьми. Они высвобождают творческие способности, спонтанность, экспрессию, неповторимость индивида. Они присутствуют в мотивации развития, так как человек помнит пиковое переживание, как очень значительное и желанное событие и жаждет его повторения.
  9. Чувство общности с человечеством в целом.
  10. Дружба с другими самоактуализирующимися людьми: узкий круг людей, отношения с которыми весьма глубокие. Отсутствие проявлений враждебности в межличностных отношениях. Поскольку они в меньшей степени зависят от других людей, они меньше страшатся их, меньше им лгут, менее враждебны по отношению к ним, меньше нуждаются в их похвале и привязанности. Они меньше озабочены почетом, престижем и наградами.
  11. Демократичность в отношениях. Готовность учиться у других. Уважение к другим людям.
  12. Устойчивые внутренние моральные нормы. Самоактуализирующиеся люди ведут себя нравственно, они остро чувствуют добро и зло; они ориентированы на цели, а средства всегда подчиняют этим целям. У них обостренное чувство справедливости, они тонко чувствуют неправду и фальшь.
  13. «Философское» чувство юмора. Они относятся с юмором к жизни в целом и к самим себе, но никогда не считают смешной чью-либо ущербность или невзгоды.
  14. Креативность (созидательность, творчество), не зависящая от того, чем человек занимается, и проявляющаяся во всех действиях самоактуализирующейся личности. Творчество предполагает открытое, без стеснения, и искреннее выражение и отображение своих чувств и идей. Самоактуализированная личность никогда не боится попасть в неловкое положение, когда «творит» свои идеи, поступки, поведение, а также не станет стесняться или оглядываться на общественное неодобрение при создании конкретных произведений искусства, такие, как музыка, стихи, картины, литературное творчество и прочее. Люди искусства могут вполне являться самоактуализированными личностями.
  15. Более выраженная автономность и противостояние к приобщению к какой-либо культуре. Они не принимают безоговорочно ту культуру, к которой они принадлежат. Они не конформны, но и не склонны к бездумному бунтарству. Они достаточно критично относятся к своей культуре, выбирая из неё хорошее и отвергая плохое. Они не идентифицируются со всей культурой, ощущая себя в большей степени представителями человечества в целом, чем представителями своей страны. Поэтому они нередко оказываются в изоляции в той культурной среде, которую они не желают принять.

По В.Франклу, самоактуализированной личности присущи такие основные две способности:

  • способность к самотрансценденции и
  • способность к самоотстранению.

Первая способность выражается в направленности человека на что-то, существующее вне его, в постоянном выходе человека за пределы самого себя.

Вторая — в его возможности подняться над собой и над ситуацией, посмотреть на себя со стороны; по М.М.Бахтину — объективация».

3. Самоактуализирующихся личностей очень мало (это как раз и есть наши индивиды ветви К4) — в районе одного процента населения, может чуть больше. Но этого вполне достаточно, чтобы ими заполнить систему управления, начиная, естественно, сверху и затем до основания вниз. Безусловно, это надо делать постепенно, отбирая, …впрочем, это уже техническая сторона дела. Но оно, это дело, решабельно. Естественно, никакой департамент на это не пойдет. «Бороться с Големом руками Голема так же бессмысленно, как вытаскивать себя из болота за волосы. И так же бессмысленно, как агитировать информационные ячейки выступить против диктатуры Голема; на наш взгляд, призывы «начать перестройку с себя» и «перестраиваться каждому на своем рабочем месте» являются не более чем современным шаманством и заклинанием духов; бунты же отдельных ячеек против системы и их попытки работать на пользу общества (сбои, с точки зрения Голема), происходили и происходят регулярно и блокируются вполне эффективно» (А.Лазарчук, П.Лелик). Понятно, все надо делать тихо, молча.

4. «Голем, как аппарат управления, способен генерировать информацию».

Не знаю, но допускаю мысль, что в таком случае, помещая самоактуализирующиеся личности в поток информации (необходимое, но недостаточное условие образования диссипативных структур), возможна самоорганизация по второй составляющей человека — Сознанию (не забываем, что при проявлении императива поведения, когда Сознание напрямую взаимодействует со средой, проявляется не только его гиперактивность, но и материальность), с самоорганизацией системы саморегуляции другого типа, соответствующей природе самого Сознания, средой для которой, возможно, выступит тонкий мир, с последующим расширением этой системы (она потом сама примет решение, как ей это сделать) и последствиями такой самоорганизации, о которых я упоминал ранее, а главное, формирования совершенно нового мировоззрения и, следовательно, и восприятия.

Поскольку все рассматривалось, не выходя из рамок естественно-природных процессов, то, если такая самоорганизация произойдет, то это уже будет новый этнос и это будет уже надолго.

Вполне уместно в таком случае заметить, что, если при самоорганизации по биологическим каналам связи можно сказать, что система отдает себя в лапы зверя, то во втором случае — в руки Бога.

5. Теперь понятно, почему в ранних христианских поселениях не утвердились философия, мировоззрение, изложенные Христом в Нагорной проповеди. А как хотелось бы!

Примечания

1 В природе существует два вида активного равновесия — устойчивое и неустойчивое. Если устойчивое можно представить, поместив шарик на дно полусферы большего диаметра, и его название проявляется именно в том, что при отклонении шарика в любую сторону он неизменно возвращается в точку равновесия, то для второго случая — неустойчивого равновесия — шарик находится на вершине перевернутой полусферы. Равновесие и называется неустойчивым, так как любое малейшее воздействие на шарик приводит к потере этого равновесия.

Наличие двух различных равновесий допускает и существование соответствующих им структур. Только в первом случае при воздействии на нее случайных отклоняющих параметров среды для сохранения целостности структуры не требуются затраты энергии, то во втором, для неустойчивого равновесия, — они неизбежны. Именно такие структуры, устойчивые характеристики которых определяются и поддерживаются притоком энергии извне и способных, таким образом, к рассеиванию (диссипации) энергии, и называют диссипативными структурами. Процесс образования диссипативных структур, или процесс перехода от беспорядочного движения, хаотического состояния к новому порядку и называют самоорганизацией, или переход от беспорядочного движения к порядку. Наиболее яркими примерами таких самоорганизаций в неживой природе являются ячейки Бенара и химические часы, в них необычайная согласованность в поведении миллиардов молекул приводит к ярко выраженным пространственно-временным структурам.

Живые системы отличаются необычайной сложностью, — в одних случаях реакции происходят в слабо неравновесных, в других в сильно неравновесных условиях, но в любом случае именно для них неравновесность является необходимым условием бытия, существования. Быть, существовать для таких систем, значит находиться далеко за порогом неустойчивости, но, к тому же, это еще и означает быть постоянно чувствительным, восприимчивым к флуктуациям внешней и внутренней среды и реагировать на них адекватно и как целостность. Единственное, что к этому следует еще добавить, так это то, что системы регуляции, которые автоматически устанавливают и поддерживают на определенном и относительно постоянном уровне те или иные физиологические показатели (температура, pH среды, состав крови, давление, …) или другие биологические показатели, в биологической системе возникают в ней самой.

Литература

  1. Андреев Ю.В. «Цена свободы и гармонии. Несколько штрихов к портрету греческой цивилизации» М, 1998 г.
  2. Александровский Ю.А. Лобастов О.С. Щукин Б.П. Спивак Л.И. «Клинические особенности психогений при экстремальных ситувциях» М, 1991г.
  3. Гумилев Л.Н. «От Руси до России» М, 2000 г. с. 146
  4. Гумилев Л.Н. «Этногенез и биосфера Земли» М, 1997г.
  5. Дон Миллер «Как победить страх» Психология экстремальных ситуаций
  6. Дьяконов И.М. «Пути истории» М, 1994г.
  7. Зуев Ю. «Сознание в поединке» Психология экстремальных ситуаций
  8. Капица С.П. Курдюмов С.П. Малинецкий Г.Г. «Синергетика и прогнозы на будущего» М, 2001, с 5
  9. Коган А.Б, Наумов Н.П, Режабек В.Г, Чораян. О.Г.  «Биологическая кибернетика» М, Высшая школа, 1972 г.
  10. Лазарчук А., Лелик П. Голем хочет жить // http://ivanstor.narod.ru/GOLEM.htm
  11. Моисеев Н.Н. «Современный антропогенез и цивилизационные разломы. Эколого-политологический анализ» Вопросы философии 1995 г. №1
  12. Моисеев Н.Н. «Универсум.Информация. Общество» М, Устойчивый мир, 2001г.
  13. Налимов В.В. «Спонтанность сознания: Вероятностная теория смыслов и смысловая архетиктоника личности» М, 1989г.
  14. Новый завет. Евангелие от Матвея.
  15. Норман Коупленд «Психология и моральное состояние войск. Страх.» Психология экстремальных ситуаций
  16. Перевозчиков А.Н. «Феномен? Синдром? Или?» журнал «Знание» 6.1990 г.
  17. Петренко В.Ф. «Основы психосемантики» Питер, 2005 г. с. 15
  18. Попов В.П. Крайнюченко И.В. «Глобальный эволюционизм и синергетика ноосферы» Росто- на-Дону, 2003г.
  19. Пригожин И. Стенгерс И. «Порядок из Хаоса» М, 2001 г.
  20. Пригожин И. «От существующего к возникающему» М, 2002 г.
  21. Протопопов А. «Трактат о любви. Как ее понимает жуткий зануда.»
  22. Решетников М.М и др. «Уфимская катастрофа; особенности состояния, поведения и деятельности людей»  www.psyinst.ru/library.php?part=article… //
  23. Решетников М.М. «Особенности состояния, поведения, и деятельности людей в экстремальных ситуациях с витальной угрозой» nfp.oedipus.ru/node/83o
  24. Судаков К.В. «Системное построение функций человека» 1999г.
  25. Судзуки Д.Г. «Основы дзэн-буддизма»
  26. Шабутани «Социальная психология» изд-во «Феникс» 1998 г. с. 98-110


© К.И.Бурсаниди. 2009.
© Международный Институт Ноосферы. Евгений Файдыш, Алексей Иванов. 2009.