ш а л а г р а м

Российский Фонд Трансперсональной Психологии

Международный Институт Ноосферы


Институт Ноосферных Исследований

ЗНАНИЕ

МЕСТА СИЛЫ

КУНТА ЙОГА

ГЕОМАНТИЯ

ШАМАНИЗМ

МАНИПУЛЯЦИЯ

МЕТАИСТОРИЯ

ТАЙНЫ

ИСКУССТВО

ШАЛАГРАМ

ПРИБОРЫ

СЕМИНАРЫ

г.Москва  Электронная почта shalagram@shalagram.ru

 

 

Домашние святыни

НГАНАСАНЫ. СОЦИАЛЬНОЕ УСТРОЙСТВО И ВЕРОВАНИЯ
А.А.Попов

Празднество Чистого чума

 

ДУША И СМЕРТЬ ПО ВОЗЗРЕНИЯМ НГАНАСАНОВ

 

У нганасанов душа человека, ведающая психическими функциями, носит название nilti. Она имеет образ птицы. Нилыта нгуо - верхнее божество - создало для каждого народа определенное количество мужских и женских душ, которые воплотились в людей… На празднестве Чистого чума, когда шаману приходится переправлять через "воду болезнь" души своих родичей (nilti), они переплывают вместе с шаманом, в кистях его костюма, приняв вид пены…

По воззрениям нганасанов, каждый сон имеет вещее значение, но не всегда может быть угадан. Для этого требуется особое искусство, которым более всего владеют, во-первых, шаманы, во-вторых, старики как люди, имеющие большой жизненный опыт. Для примера приведу толкование некоторых снов.

Окуо был во сне в обществе пьяных. Пили красное вино. Пить вино, особенно красное, - к плохому, к эпидемии. Отсюда заключили, что люди будут болеть дизентерией. Но Окуо не выпил своей доли, отставил ее в сторону и сказал, что выпьет после. Из этого сделали вывод, что болезнь должна миновать его семью.

[Во сне] шел Бульчу по озеру, лед оказался тонким, и он провалился в полынью до самого пояса и долго кричал, чтобы спасли его, так как задние нарты аргиша отъехали уже далеко. Бульчу с большим трудом выбрался на лед и увидел, что в его аргише провалились в воду две задних нарты, и женщины сбрасывали с них нюки на лед. Сказали, что будет эпидемия, что многие будут хворать.

Уранник видел во сне, что он наловил много рыбы, чиров. Отсюда он заключил, что убьет много диких оленей. Одна рыба улетела вверх, и он успел только ударить ее доской по хвосту. Так как до этого охота на диких оленей была неудачной, Уранник решил, что в виде этой рыбы улетела неудача.

Я лично видел сон, что покупал топленый жир дикого оленя и перекладывал его из рыбьего мешка в посуду. Мой хозяин истолковал этот сон как счастливый: "Жир к счастью, - сказал он. - Выпрастывал жир, это ты лечил от болезни наших людей". Мой хозяин во сне никак не мог переплавиться через большую реку. Он сказал, что будет пурга.

Если во сне в сеть попадется кунжа, говорят, что пропадет олень. Бродить во сне по грязи или провалиться в воду - заболеть…

Кровь (кам) - это тоже душа… При охоте на диких оленей по необходимости приходится проливать кровь, и люди, которые много раз участвовали в поколках диких оленей, считаются людьми, пролившими много крови. По воззрениям нганасанов, у субъекта, пролившего кровь человека, темнеет лицо. Нганасаны прежде имели обыкновение поедать своих вшей. Это объясняли тем, что считали грехом проливать свою кровь, которая показывается при раздавливании вшей. Существуют запреты против осквернения крови… Менструальная кровь считается нечистой. Думают, что прикосновение к этой крови приводит к слепоте. Такое отношение к ней объясняется тем обстоятельством, что, по воззрениям нганасанов, из организма может извергаться только нечистая кровь…

Интересно также отметить, что у нганасанов одежда тесно связывается с жизнью человека… Кехипте во время драки оторвали султан от капюшона его совика, и он вскоре после этого умер. Нганасан Балда Окуо, поругавшись со своим соседом, взял нож, вышел на улицу и в нескольких местах проткнул насквозь его одежду, лежавшую на санках. Рассказывая об этом, нганасаны говорили мне: "Балда тогда поступил очень скверно; по нашему воззрению, протыкать одежду человека ножом все равно, что убивать его душу. Это большой грех. Балда тогда едва откупился 150 рублями. Хотя этот сосед и остался жив, но все же после этого у него умер ребенок"…

[Нганасаны] избегают ходить к больному из того чума, в котором находится другой больной, - болезнь прибавляется, и больному делается хуже. Они всячески, не останавливаясь ни перед чем, стараются избавляться от духов болезней. У шамана Денгупте заболел отец. Шаман Коуча посоветовал ему отправить духа болезни в другие стойбища. Денгупте взял ящик, продырявил его сбоку и припряг к нему собаку. При этом он завязал ей глаза лоскутом красного сукна и подвязал к шее кисть из красного сукна. В ящик положил деревянное изображение человека и несколько сушек. Затем, заклиная, направил собаку в лесную сторону (на юг), задушил ее и после этого тотчас же откочевал. Шаман Дюхадие, услышав, что стали болеть долганы и от них заболел один нганасан, отправился на дорогу, ведущую к соседним стойбищам, и провел поперек ее крестообразную черту, затем от южной стороны креста он провел длинную линию в сторону соседей, чтобы по ней, как по дороге, дух болезни отправился к ним. Такое насылание болезней вызвало среди них большое недовольство как недоброжелательное к ним действие.

Однажды, когда все меры против духа чахотки были исчерпаны, умирающий шаман Иван Горнок попытался так обмануть его. Он до последних дней жизни верил, что его спасут шаманские духи. Когда ему стало совсем плохо, он попросил убить белого олененка и оставить его на стойбище в лежачем положении с головой, направленной к северу. Затем накинул на него свой шаманский костюм, надел на голову шаманскую шапку, на задние ноги - обувь. После этого заставил откочевать родных вместе с ним как можно скорее. Сделано это было для того, чтобы дух болезни подумал, что домашние откочевали, бросив больного шамана на стойбище, и съели олененка, приняв его за шамана…

Такие болезни, как корь, грипп, воспаление легких, принимают у нганасанов большие размеры. Это объясняли мне следующим образом: "Вот мясо дикого оленя не имеет дурного запаха и вкуса, поэтому оно приятнее мяса домашних оленей. Наше мясо, подобно мясу диких оленей, не имеет дурного запаха и вкуса, поэтому нравится духам болезни, и нас умирает много. Другое дело русские, у них мясо с дурным запахом и вкусом, как у домашнего оленя, поэтому дух болезни мало их ест"…

Сознание бессилия, особенно перед такими болезнями, как оспа, наводило на нганасанов панический страх, и они часто убегали, покидая больных на произвол судьбы. После смерти нганасана Туодору осталась только одна маленькая девочка, все домашние вымерли. Соседи из чувства страха перед болезнью откочевали, бросив ее на произвол судьбы. Девочку случайно разыскал долганский шаман Джамай, привез к себе и спас таким образом от гибели. Шаман Дюхадие в молодости, зимою, во время первой эпидемии оспы, жил в одном чуме с многочисленной семьей соседа. Когда соседи эти заболели оспой, он, посоветовавшись с ними, снят покрышки со своей половины чума и, бросив больных на произвол судьбы, уехал вместе со своей матерью. На первой остановке мать умерла, и он, оставив труп, один спасся бегством…

И теперь еще можно найти в тундре обезлюдевшие от эпидемии стойбища - целые чумы со многими грузовыми нартами. Из стойбища умерших угонялись только олени, все остальное оставлялось на месте. Чтобы угнать оленей, приезжали нарочно через несколько дней, ночью, и старались при этом как можно меньше шуметь. Стада, оставшиеся после умерших, пригоняли к своему стойбищу не сразу, сначала уводили их в сторону и пасли там отдельно от своих оленей в продолжение одного-двух месяцев…

По воззрениям нганасанов, в прежнее время знаменитые шаманы могли воскрешать людей, совершая путешествия в загробный мир. Об этом говорит сказание, записанное Б.О.Долгих у нганасана Салопте Турдагина на р.Пайтурме, притоке Дудыпты… [далее см.: Долгих, 1976, 81-91].

В загробном мире умершие родственники живут в одном чуме, за исключением умерших на чужбине. Вот почему нганасаны так неохотно покидают свою родную землю. Нет большего несчастья для них, как смерть на чужой стороне. Если умершие были женаты, то после смерти живут отдельно от жен и женятся вторично обязательно на женщинах своего рода…

Домашние святыни

НГАНАСАНЫ. СОЦИАЛЬНОЕ УСТРОЙСТВО И ВЕРОВАНИЯ

Празднество Чистого чума

 

© А.А.Попов. 1984.
© Международный Институт Ноосферы. Дмитрий Рязанов, дизайн. 2008.