ш а л а г р а м

Российский Фонд Трансперсональной Психологии

Международный Институт Ноосферы


Институт Ноосферных Исследований

ЗНАНИЕ

МЕСТА СИЛЫ

КУНТА ЙОГА

ГЕОМАНТИЯ

ШАМАНИЗМ

МАНИПУЛЯЦИЯ

МЕТАИСТОРИЯ

ТАЙНЫ

ИСКУССТВО

ШАЛАГРАМ

ПРИБОРЫ

СЕМИНАРЫ

г.Москва  Электронная почта shalagram@shalagram.ru

 

english version

Введение

МИСТИЧЕСКИЙ КОСМОС
Е.А.Файдыш

Глава 2

 

Глава 1

НАЧАЛО ПУТЕШЕСТВИЯ, КАРТОГРАФИЯ БЕССОЗНАТЕЛЬНОГО

 

Любое путешествие в измененных состояниях сознания начинается с погружения в глубины собственной психики, в бессознательное. Они и представляют ту волшебную дверь, через которую мы общаемся с тонкоматериальной реальностью, будь это обычный сон или магические странствия шамана. От состояния этой "двери", умения ее открывать и поддерживать в рабочем состоянии во многом зависит успешность и безопасность наших погружений в тонкоматериальные миры. Поэтому во всех древних эзотерических и магических традициях огромную роль играли специальные подготовительные обряды типа инициации, призванные очистить и гармонизировать глубины человеческой психики, научить основным психотехникам управления собственным бессознательным. При этом такая подготовка обычно требовала многих лет интенсивной духовной и психоэнергетической практики. Например, в Тантрическом буддизме Тибета начальные этапы подготовки занимают от трех до десяти лет (1). Примером такой подготовительной инициации может служить и русский эпос об Илье Муромце, который много лет был прикован к постели, прежде чем обрести огромную силу (подобные истории можно встретить и в эпосе Сибирских и Американских шаманов).

Выйти в ИСС можно и безо всякой предварительной подготовки, особенно если использовать галлюциногены, однако последствия такого путешествия могут быть крайне разрушительны для психики человека, а иногда и необратимы. Представьте, что будет, если человек, не имеющий никакой практики, решит прокатиться на породистом скакуне или полетать на самолете.

Поэтому, описывая картографию тонкоматериальной реальности, мы будем очень большое внимание уделять техникам подготовительной интеграции и управления нашим подсознанием. Но сначала познакомимся с теми минимальными знаниями о нашей психике, которые необходимы для эффективного использования практических психотехник.

 

1.1. Картография глубинного бессознательного

Как мы уже говорили, глубинное бессознательное является той дверью, через которую мы попадаем в тонкоматериальную реальность. Вместе с нашим сознанием оно образует информационное пространство нашей психики. Проводя аналогию с компьютером, его можно сравнить с программным обеспечением, образующим многоуровневую информационную среду, через которую мы взаимодействуем с вычислительной машиной (это операционная система, различные программные оболочки, языки программирования и т.д.). Продолжая нашу аналогию, поведенческие механизмы человека можно уподобить "железу" компьютера, его электронной конфигурации (процессору, памяти, периферийным устройствам и т.д.). О них мы поговорим немного позже. И точно так же, как невозможно научиться работать с компьютером, не имея хотя бы элементарных знаний о его конструкции (какие кнопки нажимать) и о его программном обеспечении, нельзя овладеть эффективными методиками работы в ИСС, не зная ничего об этих двух планах нашей психики.

Одной из древних метафор является уподобление нашего сознания, ума поверхности пруда, тогда бессознательное представляет собой глубины, скрывающиеся под ней. Однако глубины, не имеющие дна и сообщающиеся с океаном коллективного бессознательного, связывающим воедино все отдельные личности.

На рис. 1 изображена упрощенная структура слоев нашего бессознательного. На самом верху расположена рационализированная, осознаваемая часть нашей личности. Она включает образную сферу, язык, осознанные воспоминания (которые мы можем извлекать из памяти по своему желанию и осознаем как часть нашего прошлого) и, наконец, наши представления о самом себе, отношениях с окружающими, целях и желаниях. Естественно, такой рационализированный, идеализированный образ самого себя сильно ретуширован и обычно очень далек от нашего реального Я. Я, которое проявляется в нашем поведении, поступках, отношениях с окружающими. Именно в этом реальном Я и проявляются более глубокие слои бессознательного - наши вытесненные желания, заблокированные воспоминания, травматический опыт, все то, что сильно противоречит нашим представлениям о самом себе или просто очень неприятно.

В этом наиболее близком слое бессознательного обычно расположена сфера нашего прошлого, начиная с раннего детства, примерно, когда ребенок стал разговаривать. Плюс к этому огромное множество вытесненных или просто забытых фантазий, неудовлетворенных желаний, обид. Это примерно та сфера бессознательного, с которой работает традиционный фрейдовский психоанализ. Граница между ней и сознанием достаточно размыта, и отдельные вытесненные образы могут неожиданно всплывать оттуда и появляться в нашем сознании. Это может происходить как в состоянии бодрствования, так и во сне, ИСС. Однако наиболее сильные, заряженные мощной эмоциональной энергией образы обычно непосредственно недоступны, и проявляются через завуалированные ассоциации, неожиданные смены настроения и т.д.

Благодаря относительной доступности этой сферы нашего подсознания большинство путешествий в ИСС в ней начинаются и заканчиваются, хотя сам участник погружения может быть полностью уверен, что побывал в иных измерениях нашей реальности, пообщался с Духовными учителями человечества, шаманскими духами или НЛОнавтами, в зависимости от его предпочтений. На самом же деле это лишь обрывки когда-то прочитанного или увиденного по телевизору. При этом эмоциональный заряд вытесненных желаний может предавать этим осколкам прошлого яркость и иллюзию реальности. Подобные иллюзорные погружения легко отличить по удивительному однообразию, скуке и дидактичности получаемой информации. Все это удивительно напоминает статьи из бульварных газет и журналов. Еще одна особенность подобных погружений - быстрое истощение и обеднение ручейка поступающей информации. Обычно первые погружения самые сильные, а затем они все более тусклые и однообразные.

В каком-то смысле этот слой бессознательного представляет собой ловушку, лабиринт в котором очень легко заблудиться и застрять, блуждая по вытесненным воспоминаниям и фантазиям, принимая их за миры тонкоматериальной реальности. В эту ловушку обычно попадает большинство контактеров, участников нью эджевских семинаров (типа "как стать настоящим шаманом за два дня"), тех, кто использует галлюциногены. Все те, кто ищет легких и быстрых путей в тонкоматериальную реальность.

В следующий более глубокий слой бессознательного проникнуть намного сложнее. Граница (вуаль), отделяющая его существенно прочнее (от нее то и уводят бесконечные блуждания в воспоминаниях и фантазиях первого слоя бессознательного). Термин вуаль, введенный американским мистиком и фантастом Р.Желязных, нам представляется очень удачным, и в дальнейшем мы будем использовать его для границы между отдельными слоями бессознательного.

Этот слой бессознательного включает мир ребенка, не воплощенного в телесность или находящегося в утробе матери, особенно на ранних стадиях развития. Это ощущение неясных образов, энергий, любви разлитой в пространстве. С этим слоем связаны и переживания "бардо" (миров посмертного перевоплощения) и так называемые кармические переживания, но они находятся поближе к его границе, первой вуали.

Переживания этого слоя подсознания обычно очень приятны (искристая энергия, разлитая в мире любовь и т.д.). А так как они сочетаются с утратой логического мышления, очень легко забыть и цели погружения и направление дальнейшего движения и застрять в нем. Конечно, ничего страшного не произойдет, вы просто постепенно заснете и проснетесь в обычном состоянии, но цель погружения не будет достигнута. Поэтому преодоление нижней границы этого слоя, второй вуали тоже не простая задача.

Следующий слой обладает явно выраженной надличностной природой, в нем отсутствуют привычные нам ориентиры и категории. Он наиболее близок к образам первохаоса или Индо - Тибетским представлениям об изначальной пустоте (Шунье). Человек, попавший на этот уровень, начинает терять ориентиры и осознавать кто он, и зачем здесь оказался. Поэтому тут еще выше вероятность заснуть и оказаться выброшенным обратно. Внизу этого слоя находится третья, последняя вуаль, за которой открывается выход в коллективное бессознательное.

Нетрудно заметить, что описанная иерархия слоев повторяет в миниатюре строение всей нашей вселенной. В этом нет ничего удивительного, так как и на уровне нашей психики работает древний принцип подобия - малое в большом, большое в малом, или говоря современным языком, самоподобная, фрактальная организация микро- и макрокосмоса.

В заключение следует сказать, что описанная иерархия уровней охватывает лишь наиболее общие принципы организации подсознания. Каждый из описанных уровней снова распадается на иерархию более мелких слоев и т.д. Кроме того, каждый слой представляет бесконечное информационное пространство, в котором очень легко заблудится. К тому же вуаль не стоит представлять себе чем-то вроде стенки, в которой вы пытаетесь найти и открыть дверь. Это скорее иное измерение пространства, которое присутствует везде, но доступно только знающему о нем. Представьте, что вы бесконечно блуждаете в лабиринте, пытаясь найти выход, а он находится у вас над головой, в третьем измерении пространства. И чтобы выйти, надо было всего-навсего поднять голову вверх. Потому успешное прохождение слоев бессознательного требует хорошего знания их картографии и регулярной очистки его глубин от накопившегося там информационного мусора. О том, как это делается, мы поговорим дальше.

 

1.2 Структура поведенческих механизмов человека.

Если до этого мы описывали информационную архитектуру нашей психики, то теперь остановимся на механизмах реализующих наше поведение, управляющих нашими желаниями и эмоциями, воспринимающих и анализирующих информацию от окружающего мира, всего того, что осуществляет наше взаимодействие с материальным и тонкоматериальными мирами.

Знание об этом плане нашего организма необходимо, прежде всего, для обучения практическим техникам самоконтроля, необходимого при погружениях в ИСС и для управления своим состоянием во время тонкоматериальных путешествий. Кроме того, оно делает путешествие более безопасным, позволяет избежать разрушительных психоманипулятивных воздействий как в плотном, так и в тонкоматериальном мирах. А главное, научится контролю над нашими животными желаниями и страстями, пагубными стереотипами, привитыми нам с раннего детства, разрушающими нас изнутри. Все эти аспекты нашей личности нежелательны и опасны и в обычной нашей жизни, но намного опаснее и разрушительнее в путешествиях по тонкоматериальным мирам, особенно их удаленным областям.

Рассмотрим теперь структуру поведенческих механизмов человека. Очень упрощенно можно выделить три основных уровня, ответственных за наше поведение (см. рис. 2). Это собственно поведенческие механизмы, локализованные в нашей нервной системе. Они образуют сложную иерархическую систему, наверху которой находятся осознанные и неосознанные желания, мотивирующие наше поведение, эмоциональные центры. А внизу - простейшие двигательные реакции, поведенческие стереотипы, механизмы восприятия.

Второй уровень, контролирует и поддерживает высокую упорядоченность механизмов поведения, противодействует нарастанию хаоса. Особая важность этой функции связана с тем, что наши поведенческие механизмы представляют диссипативную, неравновесную систему, которая, будучи предоставлена самой себе, очень быстро движется в сторону нарастания хаоса и практически теряет работоспособность (2). В этом и состоит принципиальное отличие человеческой психики от современных компьютеров, которые, являясь равновесными системами, не нуждаются в подобных механизмах регуляции.

В древних традициях этот второй, антихаотический поведенческий уровень обычно связывали с так называемым тонким телом (акупунктурными каналами и чакрами) и поддержанием высокого уровня жизненной энергии. По-видимому, жизненная энергия и является наиболее древним аналогом современной концепции негаэнтропии (3). Таким образом, именно этот уровень определяет запас жизненных сил, поведенческий тонус, силу желания, мотивации. Если возникают нарушения в его работе, человек становится вялым, пассивным сила его желаний угасает, а поведение теряет присущую ему целостность и осмысленность. Т.е. мы видим типичные проявления синдрома хронической усталости, характерного для современных индустриально развитых стран.

И, наконец, третий, самый высокий уровень, хранит глубинные поведенческие архетипы, обычно находящиеся за пределами локального жизненного опыта, определяющие смысл человеческой жизни, ее полноту и целостность, наиболее полно проявляемые в религиозном и мистическом переживании, на пиках творческой активности. Собственно с этим уровнем и связана уникальность человеческой личности, то, что отличает человека от машины, делает его неповторимым. Насколько хорошо связан этот уровень с первым, поведенческим, насколько хорошо контролирует его и зависит творческий, духовный потенциал человека. Если этот контакт слаб или прерван вообще, мы имеем человека-биоробота, управляемого слепыми животными инстинктами, типичного некрофила.

Большинство духовных, по-настоящему религиозных практик ориентировано на углубление этого контакта, подчинение хаоса животных инстинктов высшим духовным целям, сублимации их энергии вверх. Многие древние традиции связывают этот верхний, третий уровень с бессмертной душой человека, реинкарнационным, кармическим опытом. При этом часто говорят о том, что тонкое тело (второй уровень) играет роль своеобразного интерфейса, передаточного уровня, осуществляющего связь души и тела (4).

Остановимся более подробно на организации первого уровня, ответственного за формирование и реализацию поведения, восприятие информации об окружающем мире.

На нем сосредоточены наиболее жесткие, стереотипные функции, представляющие своеобразную внешнюю оболочку поведения человека. Именно к этому уровню применима компьютерная метафора столь популярная в период рассвета кибернетических моделей. Однако лишь в какой-то степени, так как сама логика работы поведенческих механизмов человека в корне отлична от принципов построения современных компьютеров. В первую очередь потому, что наши механизмы поведения представляют собой открытую неравновесную самоорганизующуюся систему без жесткой централизации и иерархии.

Современные исследования показывают, что наши механизмы поведения построены по фрактальному принципу, т.е. каждый уровень снова распадается на множество более мелких уровней иерархии и т.д. (5). Причем положение в иерархической лестнице носит нечеткий характер и уровень, который ранее был более высоким, может стать более низким и наоборот. Именно с этих позиций мы и будем описывать внутреннюю структуру первого уровня.

мотивация

В его внутренней иерархии на самом верху находятся механизмы мотивации и архетипы внутреннего поведения. Мотивационные механизмы регулируют силу желания, связанного с теми или целями, определяют направленность нашего поведения. Однако это происходит не по принципам жесткого централизованного выбора, а как интерференция нескольких, часто противоречивых желаний. Следствием этого могут являться различные поведенческие аномалии, такие как смещенное и амбивалентное поведение, ошибочные действия и т.д. (6, 7). При этом осознается только часть мотивов и желаний, остальные вытеснены глубоко в подсознание, сохраняя, однако, активность и продолжая влиять на наше поведение. Описаниями подобных подсознательных влияний изобилует литература по психоанализу и трансперсональной психологии (8, 9). В свою очередь энергия мотивации очень сильно зависит от эмоционального центра, регулирующего поступление негаэнтропии от структур тонкого тела.

эмоции

Эмоциональный центр отслеживает и контролирует интегральную динамику доминирующих мотиваций, изменение энтропии (уровня хаоса) поведенческой системы. Если обозначить уровень мотивации (силу желания) P, то рост P обычно ассоциируется с чувством неудовлетворенности, а ее уменьшение с удовольствием. При этом скорость уменьшения мотивации коррелирует с силой удовольствия. Она достигает максимума при так называемых оргазмических состояниях, когда происходит лавинообразный сброс мотивации, перед этим достигавшей очень больших величин. Такие состояния возникают не только на пике сексуального возбуждения. Они могут происходить при экстремальных напряжениях и у спортсменов, военных, людей других профессий связанных с максимальной мобилизацией внутренних резервов.

При деструктивных, психоманипулятивных контактах, так же могут возникать похожие оргазмические состояния. Однако их причиной является "отсос" психической энергии через манипулятивного лидера и, как следствие общее падение уровня мотивации (как уже говорилось, психическая энергия, негаэнтропия и мотивация очень тесно взаимосвязаны). В результате за кратковременным удовольствием следует общий упадок сил, сонливость, пассивность. Отсюда стремление к повторным контактам, новому кратковременному удовольствию. Возникает своего рода наркотическая зависимость.

Вообще снижение уровня мотивации может происходить по двум сценариям. За счет рассеяния, диссипации мотивационной энергии (или вовне как в случае "отсоса" через манипулятивного лидера, или внутри поведенческих механизмов). В любом случае это приводит к нарастанию хаоса, увеличению энтропии поведенческих механизмов, что субъективно воспринимается как общий упадок сил, депрессия. Вспомним классику "после наслаждения каждый зверь грустит".

В другом случае мотивационная энергия перетекает на более низкие уровни иерархии, приводит к их активизации, росту поведенческой активности. Это в свою очередь усиливает взаимодействие с окружающей средой, переводит термодинамически открытую систему в диссипативный режим. Как следствие резкое уменьшение уровня хаоса, рост жизненных сил, энергии. Подобные состояния возникают, например, при втором дыхании у спортсменов, в экстатических состояниях у шаманов, у суфийских дервишей и т.д.

Таким образом, можно сказать, что существует пассивное удовольствие, удовольствие от потребления, приводящее к общему снижению жизненного тонуса. И удовольствие, связанное с активной деятельностью, сопровождающееся ростом упорядоченности поведенческих механизмов, активизацией жизненного тонуса.

внутреннее поведение

Архетипы внутреннего поведения, так же находящиеся в верхней части иерархии, определяют наши реакции на те или иные изменения внутреннего состояния, задают стратегии выхода из тех или иных житейских ситуаций. Отличие внутреннего поведения состоит в том, что оно определяет сами стратегии формирования поведенческих программ, направленных на взаимодействие с окружающим миром, причем исходя из внутреннего состояния человека. Например, человек испытывает состояние неудовлетворенности, дискомфорта, несмотря на то, что внешне у него все обстоит вполне благополучно. Тут то и могут проявиться три совершенно различных архетипа внутреннего поведения.

Один подскажет выход в шумном веселье, алкоголе, сексе. Другой - в интенсивных физических нагрузках, спорте. Третий - в молитве, медитации, духовной практике. Т.е. одна и та же внутренняя ситуация приведет к совершенно различным сценариям последующего поведения, а возможно и всей будущей судьбы.

Или же чувство страха, вызванного вполне конкретными обстоятельствами, у одного человека запустит моментальную мобилизацию всех резервов, стремление активно преодолеть надвигающуюся опасность. У другого - панику, попытку убежать, скрыться. При этом конкретное поведение, реализующее первый или второй внутренний архетип, будет определяться присущими данному человеку шаблонами (архетипами) внешнего поведения.

Например, активное преодоление опасности может проявиться в тонкой политической игре, а может в агрессии, физическом нападении. Тут выбор будет определяться внешними обстоятельствами и связанными с ними архетипами внешнего поведения.

Таким образом, внутренние поведенческие архетипы определяют наиболее глубинные основы нашего поведения, тот неповторимый рисунок личности, который формируется с раннего детства и остается на всю жизнь. Например, исследования С.Грофа показали, что корни панического страха, полной беспомощности в экстремальной ситуации могут лежать в родовой травме, полученной во время прохождения через родовые пути. Особенно если ребенок появился на свет при помощи кесарева сечения (8).

Этот уровень нашего поведения, так же как и система мотиваций, наиболее трудно поддается переучиванию, хотя и тут возможна позитивная трансформация. Это, однако, потребует очень больших усилий и серьезных духовных практик. Скажем, большинство инициационных практик древних эзотерических традиций были ориентированы именно на такую трансформацию. Это и обряды крещения, пострижения и многолетние ретриты в горах в полном одиночестве, и работа с архетипическими знаками, мандалами (например, архетипы нияма в Индийской Тантрической традиции и йоге направлены именно на трансформацию внутреннего поведения) (1, 4, 10).

внешнее поведение

Архетипы внешнего поведения более тесно связаны с окружающим миром, внешними обстоятельствами. Их активность определяется, с одной стороны, мотивационной энергией, поступающей от механизмов мотивации и внутренних поведенческих архетипов. С другой - состоянием окружающей среды, внешнего мира. В свою очередь часть таких поведенческих архетипов поддается осознанному контролю (управляема), другая - в большей или меньшей степени автономна. Это и различный травматический опыт и привычки, шаблоны, стереотипы поведения и т.д.

Каждый поведенческий архетип, будучи в активном состоянии запускает целое множество более мелких поведенческих программ. И так вплоть до элементарных двигательных реакций, определяющих положение эффекторов нашего тела. Вся эта сложная иерархия охвачена множеством обратных связей и, разворачиваясь во времени, образует все богатство нашего поведения. Важно подчеркнуть, что тут так же отсутствует жесткая централизация и конечное поведение определяется сложной интерференцией мотивационных энергий, поступающих от более высоких иерархических уровней. Иными словами на каждом уровне выбирается поведение, обладающее максимальной мотивационной энергией P. А она складывается из поступлений от самых различных источников (5, 11).

функции распределения

Вопрос о механизмах перераспределения мотивационной энергии заслуживает отдельного рассмотрения. Многочисленные экспериментальные данные позволяют утверждать, что она перераспределяется по резонансному принципу, т. е. поступает ко всем другим элементам поведенческой иерархии в зависимости от их близости к образу адресата. Это похоже на механизм передачи радиосигнала, который поступает во все радиоприемники, настроенные на соответствующую волну. Причем принимаемая энергия тем больше, чем ближе и качественней настройка приемника. Именно такой механизм делает возможной самоорганизацию, порождающую невообразимое разнообразие человеческого поведения, его фантастическую адаптивность. В этом случае перераспределение мотивационной энергии может быть задано с помощью аппарата нечетких множеств (5, 12).

Другой способ передачи информации используемый в большинстве современных компьютеров, посылает сигналы только строго определенным адресатам, примерно так, как это происходит при телефонной связи. В этом случае мы имеем очень жесткое строго детерминированное поведение, напоминающее инстинкты насекомых (6).

перцептивная система

Механизмы восприятия сигналов окружающего мира играют очень большую роль в поведении человека. От них в огромной степени зависит адекватное восприятие реальности, эффективность нашего поведения. Основным источником информации для нас являются пять органов чувств и связанная с ними очень сложная система обработки и распознавания сигналов. При этом извлекаемая информация служит как для выбора и формирования реализуемых поведенческих архетипов, так и обеспечения обратных связей сложных двигательных координаций.

Важной особенность механизмов восприятия человека является их ограниченная пропускная способность. Иными словами человек одновременно может воспринимать лишь незначительную часть поступающих к нему сигналов. Например, мы можем видеть только внутри относительно небольшого угла зрения. То, что происходит сзади уже нам не доступно. Кроме того, распознающие механизмы человека могут переработать только довольно ограниченный объем информации. Поэтому мы воспримем только часть сигналов, поступивших на наши органы чувств. В то же время от того, какую именно информацию будет воспринимать и обрабатывать наш мозг, зависит правильность принимаемых нами решений, а в ряде случаев и жизнь. Следовательно, механизмы восприятия должны быть заранее преднастроены к восприятию особо важной для наших целей и задач информации.

И такой механизм преднастройки действительно существует (5, 11, 13). Он выступает как своеобразный фильтр, отбирающий из огромного потока сигналов только особо важную информацию. Причем фильтр перестраиваемый, в зависимости от наших текущих мотиваций и целей. Это свойство перцептивных механизмов используется в проективных тестах, например, тесте Роршаха. В зависимости от преднастройки, в одной и той же кляксе разные люди видят разные образы.

Однако в ряде случае механизм перцептивной преднастройки может приводить к серьезным искажениям воспринимаемой картины мира и как следствие серьезным поведенческим сбоям. Например, темной ночью корягу можно принять за силуэт грабителя. Именно подобные искажения, вызванные перцептивной преднастройкой, и могут использоваться в различных техниках манипуляции.

Например, человек может не замечать нежелательную или неприятную информацию. Или же интерпретировать ее совершенно искаженным образом, но в соответствии с полученной манипулятивной установкой. Массу подобных примеров можно найти в сфере рекламы или в истории тоталитарных партий и режимов.

Естественно хорошее понимание закономерностей работы механизмов перцептивной преднастройки открывает самые широкие возможности для манипуляции сознанием человека, а с другой стороны является необходимым условием эффективной защиты от манипулятивных воздействий.

Механизмы перцептивной преднастройки имеют очень сложную многоуровневую организацию. Поэтому остановимся только на нескольких, особо важных моментах.

модель мира

Модель мира как зеркало отражает окружающую нас реальность, описывает важные для нас закономерности природной среды. Именно на основе этой модели мы выбираем и формируем наше поведение, совершаем те или иные поступки. Однако если это и зеркало, то зеркало кривое, так как в нем отражаются и все предрассудки, суеверия, расхожие стереотипы восприятия окружающего мира. Именно к этой части нашей психики относится большинство древних представлений об иллюзорной картине мира, "майи". Эта иллюзия приводит к бесконечной погоне за призрачным образом счастья, является причиной страданий и бесполезно растраченных жизней. Так в обществе потребления человеку с детства внушают, что чем большим благосостоянием он обладает, тем он счастливее. В его модели мира счастье и потребление становятся синонимами. Он может быть сказочно богат, а счастья все нет - в результате фрустрация, разочарование в жизни, очень часто наркомания. Достаточно вспомнить, как несчастна личная жизнь большинства "звезд" в американской "кузнице счастья" Голливуде. В древнем Китае часто сравнивали поведение человека, находящегося в плену иллюзии с поисками черной кошки в темной комнате, в которой ее нет.

Естественно модель мира включает не только наши представления о счастье, но и многое другое, от физической картины мира и картографии окружающего пространства до представлений о загробной жизни, характере собственного начальника, привычках соседской собаки и т.д. И все это очень сильно влияет на наше поведение, его направленность и конкретную реализацию. Именно поэтому большинство социальных систем, особенно тоталитарных, сознательно деформируют модель мира в сознании своих граждан, замалчивая и искажая картину окружающей реальности. Все это прекрасно описано в знаменитой книге Оруэлла "1984".

Понятно, что пока человек не выйдет из плена иллюзий и не приблизит свою картину мира к реальности, не о каком серьезном духовном росте не может быть и речи. Потому глубинная трансформация картины мира, выход из плена иллюзий является важнейшим этапом практически всех традиционных систем инициации. Его мы можем найти практически в любой древней традиции от ранних форм шаманизма до утончённейших религий.

Очень тесно с моделью мира связано и представление о своем собственном Я, о том, какими мы должны быть в идеале. Эта модель своего идеального Я закладывается в нас в раннем детстве и достраивается в течение всей последующей жизни. В ней отражаются этические и нравственные нормы общества, религии семьи. Понятно, что следовать таким идеальным нравственным нормам бывает очень трудно, поэтому бессознательное часто искажает поступающую информацию, приукрашивая наши поступки. Для этого используются как механизмы перцептивной преднастройки, так и цензура.

цензура

Очень сильная деформация воспринимаемой информации может быть связана с действием так называемой цензуры. Существование подобного механизма в психике человека было показано еще в работах Фрейда (14). Он позволяет, в какой-то степени, скомпенсировать несоответствие реального поведения человека, реальной жизни его идеальным представлениям о себе и об окружающем мире. Изменить себя и окружающий мир очень трудно, гораздо проще не замечать существующих расхождений между своими идеалами и реальностью. Именно такой ретушью существующего мира и занимается цензура. Часть нежелательной информации просто не замечается, часть вытесняется в подсознание, часть реинтерпретируется. Т.е. трактуется диаметрально противоположным образом. Для этих целей в полной мере используются и механизмы перцептивной преднастройки, и так называемый мифологический фильтр - механизм реинтерпретации. Например, поздно ночью вы видите лежащего на тротуаре человека, возможно у него сердечный приступ. Ваши моральные принципы требуют помочь ему. Но поздно, холодно, опасно и услужливый мифологический фильтр подсовывает подходящую интерпретацию - он просто пьяный, жалкий алкоголик, бомж - и вы уходите прочь, не потеряв лица.

Естественно в своей работе цензура опирается на образ идеального Я, систему этических и моральных норм, под которые и подгоняет поступающую информацию.

Таким образом, появляется еще один мощный механизм, деформирующий наше восприятие реальности, искажающий наше поведение.

  Введение

МИСТИЧЕСКИЙ КОСМОС

Глава 2

 

© Е.А.Файдыш. 2002.
© Международный Институт Ноосферы. Дмитрий Рязанов, дизайн. 2006.