ш а л а г р а м

Российский Фонд Трансперсональной Психологии

Международный Институт Ноосферы


Институт Ноосферных Исследований

г. Москва

Электронная почта Официальная страница ВКонтакте Российского Фонда Трансперсональной Психологии и Международного Института Ноосферы Официальная страница в фейсбуке Российского Фонда Трансперсональной Психологии и Международного Института Ноосферы Официальный твиттер-аккаунт Российского Фонда Трансперсональной Психологии и Международного Института Ноосферы Официальный аккаунт Российского Фонда Трансперсональной Психологии и Международного Института Ноосферы Официальный канал Российского Фонда Трансперсональной Психологии и Международного Института Ноосферы

ОБ ОРГАНИЗАЦИЯХ

МЕТАИСТОРИЯ

МЕСТА СИЛЫ

ШАМАНИЗМ

КУНТА ЙОГА

МАНИПУЛЯЦИЯ СОЗНАНИЕМ

ТАЙНЫ И ЗАГАДКИ

ИСКУССТВО И ЛИТЕРАТУРА

КНИГИ И СТАТЬИ

ШАЛАГРАМ

 

 

Глава 2

КАРМА И ПСИХОТРАВМЫ
Е.А.Файдыш

Глава 4

 

Глава 3

СТРУКТУРА ГЛУБИННЫХ СЛОЁВ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ПСИХИКИ

 

Добро и зло, духовный рост и множество искушений, лжепутей - проблемы старые и такие же вечные, как мир. Они встают перед каждым, и особенно остро, как только мы начинаем проявлять интерес к эзотерике, мистицизму, магии. Недаром во многих религиях эти сферы отождествляют со злом, сатанизмом. Но убегая от проблем, делая вид, что магических планов реальности не существует, мы не делаем мир добрее и лучше, и зло, сатанизм все равно проникают в него, но в еще более страшном, замаскированном виде. Вспомним костры и пытки инквизиции, религиозные войны - и все это под прикрытием разговоров о божественной любви, бессмертии души и Боге. Или атеистические формы сатанизма, проявившие себя со всей полнотой во времена французской революции или в нашем недавнем прошлом.

Естественно, каждая достаточно глубокая религиозная традиция предлагает пути духовного развития, способы выбора между добром и злом. И, конечно, в одной главе невозможно даже перечислить все эти разнообразные подходы. Мы остановимся только на тех из них, которые ориентированы на психологические аспекты духовного роста и тесно связаны с мистической и магической практикой. Это, в первую очередь, тантрический буддизм - традиция, которая родилась в Индии тысячелетия назад, а затем распространились на Тибет, Китай и другие страны этого региона, впитывая в себя мистический и магический опыты самых разных народов (15).

Мы попробуем дать современную психологическую интерпретацию древних идей тантрического буддизма, сделав их более понятными и доступными человеку нашего времени и нашей культуры. Сначала рассмотрим современные представления о психике человека, целях и мотивах его поведения, влиянии глубинного бессознательного.

Обычно мы мало задумываемся, почему совершаем тот или иной поступок, подразумевая, что нами движут рациональные мотивы, т.е. желание достичь в будущем тех или иных результатов, необходимых для реализации наших целей. При этом цели так же рациональны и обусловлены задачами поддержания психофизиологического, социального равновесия, продвижением на более высокие ступеньки социальной лестницы и т.д.

Иными словами, человека уподобляют чему-то вроде биоробота, который неуклонно движется к запрограммированным целям, поддерживая при этом свой гомеостаз. Ну, а цели и программы их достижения закладываются частично генетически, частично в процессе воспитания. С этой точки зрения плохой человек - биоробот, в которого запрограммировали плохие цели или плохие методы их достижения. И задача духовной трансформации сводится к простому программированию. Скажем, совсем недавно в нашем обществе плохими считались цели личного обогащения и достижения максимально высокого социального и экономического положения, теперь они считаются хорошими, однако методы их достижения могут быть и плохими (например, рэкет, утаивание доходов и т.д.).

Просто понаблюдав за самим собой, нетрудно заметить, насколько далека эта схема от реальности. Ну, а многочисленные исследования психики человека, его глубинного бессознательного показывают, сколь мало похож живой человек на рациональный механизм. Однако при этом не стоит забывать, что идеалом многих социальных систем, особенно тоталитарных (коммунистических, фашистских и т.д.), является превращение человека в "правильно" запрограммированного робота (2).

Итак, почему же мы совершаем плохие поступки? Одна из простейших причин связана с энергетикой, стремлением минимизировать собственные усилия. То, что обычно называют ленью. Естественно, приятнее поваляться в постели, чем встать ни свет, ни заря и делать какие-то упражнения, медитировать, молиться. Другая связана с привычками, стереотипами поведения. В каждом человеке живет стремление идти по проторенному пути, использовать хорошо отработанные поведенческие стереотипы. А духовный рост связан с собственным развитием, ломкой и перестройкой привычных стереотипов поведения. И, наконец, третья причина находится в области бессознательного. Там лежат источники многих желаний, животные инстинкты и страсти, обладающие огромной силой. Именно они зачастую толкают человека на поступки, не совместимые с моралью и добром, вызывают духовную и нравственную деградацию. При этом, как правило, человек не осознает истинных мотивов своего поведения, погружаясь в иллюзорное представление о самом себе и окружающем мире. Идя по этому пути, можно превратиться в монстра - человека, начисто лишенного совести и морали, но при этом считающего себя образцом добродетели. Вспомним "святых" инквизиторов, добродетельных чекистов и гестаповцев.

Естественно, никакое духовное развитие невозможно без беспощадного самоанализа, проникновения в глубинную суть собственных мотивов, самых затаенных желаний. В европейской культуре это направление связано, прежде всего, с психоанализом, начиная от фрейдовской традиции, ориентированной больше на животные, роботные слои человеческого подсознания, и кончая юнгианским подходом, направленным на глубинное бессознательное, мистический, религиозный опыт. И, как это на первый взгляд ни неожиданно, он же является основным и в буддистской традиции. Именно анализ, понимание глубинных мотивов, источников иллюзорных мирских желаний является ядром и начальным этапом самых различных эзотерических практик буддизма (16).

В нашем сознании религиозная традиция ассоциируется с чем-то полностью иррациональным. Однако это один из мифов нашей культуры. В развитых, глубоких религиозных традициях и рациональное, и иррациональное не противопоставляются друг другу, а одновременно используются каждое на своем месте. И в буддизме, и в тантре очень велика роль рационального знания, поражает удивительная близость многих фундаментальных идей к последним открытиям физики, математики, биологии. В знаменитой книге американского ученого Копры "Дао физики" приводится огромное множество таких параллелей. Например, идея о волновой природе вещества, положенная в основу квантовой механики, была известна в Индии много тысячелетий назад. Что касается психологии, то в ней древние концепции человека стали проявляться сравнительно недавно. Однако важно понять, что речь идет не о повторении, копировании древнего знания, а о его развитии, интеграции с новейшими открытиями и технологиями современной цивилизации.

Несмотря на важность осмысления подсознательных мотивов собственного поведения, одного этого далеко не достаточно. Обычно сила пагубного желания бывает столь велика, что очень трудно его перебороть. Если первый этап заключается в осознании пагубности тех или иных своих поступков или желаний, то второй, не менее трудный, связан с их преодолением, устранением. Ну, например, вы осознали, сколь вредно и плохо курить - попробуйте бросить. Курильщики знают, как это трудно. А ведь это еще не самая сильная привычка, не говоря уже о более пагубных страстях.

Этот второй этап требует точного понимания механизмов наших желаний, мотиваций, природы жизненной энергии. Однако эта область мало исследована как в современной науке, так и в древней эзотерике, хотя в последней существует целый ряд эффективных психоэнергетических методов и систем упражнений, помогающих устранить пагубные желания и стереотипы поведения.

Действительно, любое негативное поведение или мотивация сильны, пока наполнены желанием; уберите его, и проблема исчезнет. С другой стороны, возможность духовной трансформации теснейшим образом связана с концентрацией жизненной энергии. Дезинтеграция пагубных страстей косвенно способствует этому, освобождая заблокированную жизненную энергию.

Итак, рассмотрим подробнее, с чем связана устойчивость негативного поведения, какова в этом роль мотивации и жизненной энергии. Современные исследования показывают, что поведенческие механизмы человека представляют собой сложную самоорганизующуюся систему, построенную из множества сравнительно автономных элементов. Ими являются отдельные желания, стереотипы и шаблоны поведения, клише восприятия окружающего мира и т.д. При этом в такой сложной системе отсутствует жесткая централизация, соподчинение. Именно поэтому нас так часто одолевают противоречивые желания и страсти. Только представьте, как много различных подсистем должно быть задействовано даже в самом простом двигательном акте, например, покупке товаров в магазине. Это и координация движения рук и ног, и правильная ориентация зрительной системы, и изменение сердечно-сосудистого и дыхательного ритмов, обеспечивающее энергоснабжение мышечной системы и т.д. Естественно, если бы не было специальных координирующих механизмов, наступил бы полный хаос (17).

Согласно современным концепциям самоорганизации, развиваемым в синергетике и теории хаоса, такая координация должна строиться на некой универсальной характеристике, свертывающей множество параметров в одно число, - параметре порядка (18). В нашем мозге таким параметром порядка является мотивация, одновременно учитывающая и важность реализации какого-то поведения, и имеющиеся для этого условия, и возможность получения требуемого результата. Именно уровень мотивации определяет, какой элемент поведения будет выбран и станет реализовываться. Скажем, вы должны работать и одновременно хотите посмотреть телевизор. Что вы выберете, определяется соотношением уровней мотивации этих двух форм поведения. Соответственно каждая из них складывается из мотиваций, поступающих от других элементов поведения, как река из множества ручейков. И побеждает, доминирует та, которая больше (19).

Математическое моделирование показывает, что чем сильнее концентрируется мотивация в доминирующих желаниях, тем более целенаправленным, упорядоченным, волевым является поведение. И наоборот, чем больше конкурирующих желаний, чем равномернее распределена между ними мотивация, тем сильнее хаос, деградация поведения. В пределе мы получаем Буриданова осла, который умирает с голоду, находясь ровно посередине между двумя одинаковыми стогами сена, не сумев выбрать ни один из них.

Если с этой точки зрения проанализировать тантрическую практику, то она основана на беспредельном усилении концентрации и мотивации в желаниях, связанных с духовным ростом. При этом другие конфликтующие с ними желания (секс, голод, жажда власти) не блокируются, не вытесняются, как в других религиях, а перекачивают свою мотивацию, усиливая концентрацию на духовном росте. Тем самым снимается сильнейший внутренний конфликт, характерный для монашеской практики, когда инок вместо концентрации на Боге все время отвлекается на мысли о женщинах, еде и т.д.

Естественно, такая перекачка очень непростое дело и требует тончайших психотехник, однако позволяет достичь фантастических результатов. Этот пример показывает, что важность концентрации мотивации, ее связь с хаосом-упорядоченностью поведения была известна и использовалась уже в глубокой древности. Столь же давно поняли и связь силы мотивации и жизненной энергии (праны, ци), выступающей в природе как антихаотический фактор. Сила концентрации мотивации и выступает как проявление жизненной энергии на уровне поведенческих процессов.

Естественно, ключом к управлению мотивацией, а, следовательно, и жизненной энергией, является знание законов ее формирования и перераспределения между элементами поведения. На этом мы и остановимся несколько подробнее.

Очень упрощенно механизмы поведения можно представить в виде трех вложенных друг в друга систем (рис. 2, 3, 4). Это - дерево целей, описывающее информационные связи между целями поведения и иерархией соподчиненных поведенческих программ, достигающих локальных подцелей. Это - та самая иерархия целей, которую часто отождествляют с реальным поведением. Каждая такая иерархия напоминает перекошенный тетраэдр, в вершине которого находится конечная цель, по вертикали расположены различные иерархические уровни, управляющие ее достижениями, а в каждом таком иерархическом уровне (слое) - множество поведенческих элементов, контролирующих отдельные этапы поведения. Чем дальше от результата, тем больше альтернатив поведения, поэтому каждый слой имеет форму треугольника с вершиной у результата и основанием у начала поведения, направленного на данную цель. Естественно, чем ниже иерархический уровень, тем детальнее расписано поведение и тем больше элементов в нем (вплоть до двигательных реакций) (см. рис. 2).

Рис.2. Структура информационных связей в поведенческой иерархии

Рис.3. Система структурных связей,передающих мотивационный приоритет между поведенческими элементами (j - номер поведенческого элемента; Pij - весовые функции, определяющие долю мотивации, получаемой j-м элементом от i-го)

Свойства жидкости Соответствующие свойства мотивации
P = f (h) - давление Сила желания (уровень мотивации)
V - объём Запас жизненной энергии (мотивационный заряд)

Рис.4. Гидравлическая аналогия, иллюстрирующая свойства мотивации и её связь с жизненной энергией (праной)

В результате наличия множества целей поведенческая иерархия образована большим количеством таких пирамид. Кроме того, разные цели используют в основном одни и те же элементы поведения, поэтому тетраэдры накладываются друг на друга, образуя сложную кристаллоподобную форму. На самом деле эта форма еще сложнее, так как отдельные цели могут становиться подцелями и наоборот, самые нижние уровни используют, в конечном счете, достаточно ограниченный набор эффекторов (двигательных единиц), меняя только параметры их работы и ориентацию. То есть с какого-то момента основание пирамид-тетраэдров начинает опять сужаться, сходясь к сравнительно небольшому множеству эффекторов.

Вторая система образована связями, по которым поступает и перераспределяется мотивация (см. рис. 3). Частично она совпадает с информационными связями, частично нет. Дело в том, что мотивация передается по принципу резонанса, характерному для полевого уровня нашей реальности. Отличие этих двух видов связи легко понять, сравнив телефон и радиопередатчик. Информационные связи похожи на телефон - обмен сигналами возможен только между абонентами, подключенными к телефонной сети. Радиосигнал же может быть получен любым тем точнее, чем лучше настройка на частоту радиопередатчика.

В данном случае частотой настройки на передаваемую мотивацию является большее или меньшее соответствие характеристик данного поведенческого элемента требуемым. Скажем, если требуется избежать нежелательного контакта, максимальную мотивацию получит поведение, реализующее эту цель в данной ситуации лучше всего (вариантами поведения могут быть: убежать, спрятаться, замаскироваться и т.д.). Такие связи носят название нелокальных (то есть не локализованных в пространстве как провод) и часто изображаются весовыми функциями, определяющими долю мотивации, поступающей от данного источника на разные поведенческие элементы (см. рис.3).

Такие связи настолько тесно переплетаются с тонкоматериальными каналами, по которым циркулирует жизненная энергия, что точную грань провести между ними практически невозможно. Именно через нее происходит переход к системе циркуляции жизненной энергии, которая пронизывает все наше тело и мозг. Можно сказать, что и мотивация, и жизненная энергия на самом деле - различные проявления одного и того же фактора. Соответствие между ними легко понять, используя электрические аналогии в описании мотивации (энергетическая модель мотивации). Тогда силе желания соответствует потенциал (напряжение), а запасу жизненных сил - заряд (см. рис. 4).

  Глава 2

КАРМА И ПСИХОТРАВМЫ

Глава 4

 

© Е.А.Файдыш. 1998.
© Международный Институт Ноосферы. Дмитрий Рязанов, редактирование, дизайн. 2006.